«Бубука» Главное — верить в себя!


Новости шоу бизнеса и музыки NEWSmuz.com

Опубликовано ср, 05/10/2020 — 16:52 пользователем NEWSmuz.com

ВОИС потерпела поражение в нескольких инстанциях, таким образом суд официально закрепил за “Бубукой” статус организации, которая имеет право представлять интересы правообладателей и отказал в таком праве ВОИС.

”Бубука” — система удаленного управления музыкальными плеерами. Плеер устанавливается на объекте на любое устройство (компьютер, планшет, смартфон) и к нему подключаются звуковые динамики. Компания предоставляет заведениям музыкальные произведения, с авторами которых у нее есть договор, и берет за это абонентскую плату — от 1,5 тыс. руб. в месяц.

“Бубука” предоставляет ресторанам, торговым центрам и другим коммерческим пространствам новую распределенную систему управления авторскими и смежными правами на проигрывание музыкальных произведений. Сейчас “Бубука” рассматривается, как одна из альтернатив устаревшим механизмам РАО и ВОИС, являясь реально работающим прозрачным механизмом управления авторскими и смежными правами. Компания вступилась за своего клиента ООО “Дворцовая площадь” и выступила третьим лицом в суде, куда ВОИС обратилось о нарушении смежных прав.

История началась в Нижнем Новгороде, 20 января 2015 года и закончилась только 28 сентября 2020-го. Представителям “Бубуки” пришлось собрать большое количество документов, чтобы доказать, что сервис имеет право представлять интересы правообладателей. В свою очередь ВОИС не смогла доказать такое право, несмотря на свой статус регулятора на рынке авторских прав.

9 ноября 2015 года “Бубука” выиграла у ВОИС суд первой инстанции. Суд отказал истцу по существу, чем официально закрепил за “Бубукой” статус сервиса, который имеет право представлять интересы правообладателей. ВОИС подала на апелляцию, и снова проиграла дело. Затем истец обратился в Суд по интеллектуальным правам, где 26 мая 2020 года также потерпел поражение, потом обратился в Верховный суд, где 14 сентября 2020 года ему в четвертый раз отказали. После объявления результатов Верховного суда, “Бубука” подала заявление на возмещение судебных издержек. 28 сентября 2020 года компания выиграла и этот суд, и получила возмещение в размере 342 692 рублей.

“Это дело интересно тем, что ВОИС отказали по существу. Мы собрали огромное количество документов, чтобы отстоять правду. Связывались со всеми авторами, интересы которых, якобы, представлял ВОИС. Они присылали нам отказы от ВОИС и письменные подтверждения наших с ними договоренностей. Мы заверяли все эти бумаги у нотариуса. Процесс длился больше полутора лет. В итоге, 28 сентября 2020 года мы поставили точку в этой истории — выиграли суд у ВОИС и отсудили все судебные издержки”, — отмечает основатель “Бубуки” Дмитрий Пангаев.

В июне 2020 года завершился судебный процесс между “Бубукой” и Российским авторским обществом (РАО), в результате которого РАО отказалось от своих претензий в сервису.

На сайте системы указано, что ее услугами пользуются такие бренды, как «Тойота», «Вилка Ложка», Subway, Papa Johns, «Две палочки» и др.

Быстрый поиск:

Комментарии

Как жаль, что в нашей стране

Опубликовано чт, 06/10/2020 — 08:04 пользователем Сергей (не проверено)

Как жаль, что в нашей стране так редко происходят такие победы, молодцы, ребята )

Счёт за музыку: «Бубука» бросает вызов Российскому авторскому обществу

Сервис претендует на 20% рынка авторских отчислений

Предприниматель Дмитрий Пангаев открыл в Томске несколько пивных ресторанов, которые приносят около 130 млн рублей в год выручки. Чтобы гостям было уютнее в его заведениях, Пангаев сделал софт для составления плейлистов и начал продавать программу сначала коллегам из Томска, потом владельцам бизнеса в другие города. В середине нулевых Министерство культуры озаботилось сбором авторских отчислений с бизнеса в пользу артистов и композиторов, чья музыка звучала в кафе, ресторанах, фитнес-клубах, магазинах и других заведениях. Пангаев решил, что его сервис «Бубука» должен стать альтернативой неудобной системе, одобренной государством. Его козырь — прозрачность. В личном кабинете «Бубуки» каждый артист может увидеть, сколько раз его песню слушали в разных заведениях и сколько денег он получит за эти трансляции.

Пангаев мечтает построить «iTunes для бизнеса», он сделал упор на простой интерфейс и добавил мобильное приложение: с его помощью можно одним кликом запустить плейлист. Запуск системы обошёлся ему в 1 млн рублей, ещё 20 млн собственных средств он вложил в развитие технологии. По итогам 2015 года выручка компании составила 12 млн рублей. «Секрет» рассказывает, как сибирский проект борется с организациями, аккредитованными государством.

Ресторатор

Пангаев родился в Кемеровской области, потом поступил на инженера-конструктора в Томский университет систем управления и радиоэлектроники и остался жить в Томске. По специальности не работал ни дня: сначала попал на местный телеканал, где вёл развлекательные передачи, а потом в рекламу. В 2008-м Пангаев с партнёром Эдуардом Бухольцевым открыл пивной ресторан «Мюнхен» — на 180 мест с десятками сортов пива. Позже он купил франшизу ирландских пабов Harat’s, открыл два бара и компанию по оптовой продаже пива. Она поставляла напиток в рестораны Пангаева и заведения его друзей в Томске. В начале нулевых Пангаев с партнёром арендовали радиочастоту 106,6 у ВГТРК, чтобы «потешить самолюбие», и запустили своё радио.

В 2007 году томская сеть продуктовых магазинов «Лама» предложила партнёрам «озвучить» свои супермаркеты. Из этого проекта выросла компания «Служба поддержки продаж» (СПП), которая создавала рекламу для торговых площадей. Пангаев понял, что удобной системы, с помощью которой владелец кафе или магазина может включить в своём заведении легальную музыку, не существует. На рынке были компании, которые работали по агентской модели — их специалисты делали подборку разрешённой для воспроизведения музыки вручную, — или сервисы с глючными интерфейсами. Пангаев с партнёром сделали собственную программу и стали покупать права на музыку малоизвестных исполнителей.

К 2010 году, когда стали запускать «Бубуку» (от слова «бубнить»), Бухгольцев продал свою долю партнёру и переехал в Москву. Пангаев уезжать из Томска не рвётся: «У нас тут гигантские болота, и это целый мир, в котором офигенная природа, огромные озёра. Посмотреть на них приезжают из Германии, Австралии и других стран». Предприниматель говорит: Томск постоянно «привлекает молодую кровь», в городе есть несколько университетов и проблема с кадрами стоит не так остро, как во многих российских регионах. Кроме того, Томск — один из четырёх городов, где в 2005 году постановили создать особые экономические зоны и развивать технологические проекты, поэтому компании получают небольшие налоговые льготы.

Сервис


Когда Пангаев учился в 11-м классе, в его родном городе Прокопьевке начали продавать компьютеры «Спектрум», он на карманные деньги покупал игры на аудиокассетах, за новинками ездил в Новосибирск. Когда собралась хорошая коллекция, Пангаев составил каталог и предложил магазинам в Прокопьевке продавать копии, а выручку делить пополам. Он разработал защиту для своих игр, когда увидел, что покупатели начали сами их копировать, тогда уже на дискетах.

После окончания института к интересам в IT сфере Пангаев вернулся только с появлением «Бубуки», через 15 лет. Для озвучивания рекламы в супермаркетах партнёрам требовалась система поиска фоновой музыки. Сначала они привлекали сторонних разработчиков, потом увидели интерес к проекту и решили инвестировать в него. Тогда Пангаев не подозревал, что это обойдётся ему в десятки миллионов рублей. Деньги он вкладывал из прибыли от ресторанного бизнеса.

В 2012 году у «Бубуки» появился первый прототип с интерфейсом для сторонних клиентов. Одна из главных проблем, которую предстояло решить, — как сделать, чтобы система не тормозила. В некоторых заведениях нет интернета или он очень плохой, поэтому интернет-вещание не подходит. Пангаев решил, что всеми устройствами нужно управлять через центральный сервер. Схема такая: пользователь закачивает треки в облако, к которому может подключиться с компьютера, смартфона или планшета, выбрать музыку и посмотреть аналитику.

Первое время развиваться было просто — в Томске Пангаева знают многие, он предлагал услугу своим знакомым, но ближний круг быстро закончился, партнёры начали искать возможность продавать услугу предпринимателям в других городах.

Тогда же «Бубука» выиграла конкурс фонда Бортника и грант в 900 000 рублей, а в 2013-м — конкурс для разработчиков WebReady. Кроме того, «Бубука» получила субсидию от администрации Томской области на полмиллиона рублей, которая пошла на подписание соглашений с авторами. Сейчас в компании работают 11 человек и около 20 дилеров в разных городах. Её треки играют в 90 городах в тысяче заведений, сервис переведён на английский, французский, немецкий и турецкий языки.

Фото: © Егор Токорев / «Секрет Фирмы»

Продукт

Магазины, рестораны и торговые центры, проигрывая музыку, должны делать отчисления в Российское авторское общество (РАО) с каждой прозвучавшей песни. Ставки РАО для предприятий общепита — от 30 до 60 рублей с посадочного места (зависят от категории предприятия — ресторана или кафе), их размер зависит и от количества посадочных мест, и от выручки заведения. На сайте РАО утверждается, что «средний ресторан на 70 посадочных мест платит 2000–3000 рублей». Многие музыканты недовольны работой системы, поскольку организация, собирая большие отчисления с бизнеса (4,6 млрд рублей в 2014 году), выплачивает артистам очень маленькие суммы или не платит вовсе (в РАО на запрос «Секрета» не ответили). «Бубука» решила стать посредником между музыкантами и бизнесом и заменить РАО. Пангаев хотел сделать систему оплаты авторских прав прозрачной.

У «Бубуки» есть два продукта: для авторов и для компаний. Авторы используют сервис бесплатно, компании платят абонентскую плату за проигрывание музыки в заведениях, в среднем около 2500 рублей, сумма меняется в месяц в зависимости от типа помещения и его площади. Система показывает в реальном времени количество проигранных треков. Автор видит, сколько денег он получит на счёт, а владельцы заведений — плейлисты или треки, которые можно проиграть. Всё управление происходит в облаке.

«Бубука» подписывает с автором договор неисключительных прав и из доступного контента формирует готовые решения для бизнеса: для пиццерий есть плейлист с итальянской музыкой, для кафе — инди-рок, фанк и другие жанры. Подборки «Бубуки» играют в спортивном комплексе «Иннополиса», пунктах выдачи заказов «Юлмарта» и в заведениях от Калининграда до Владивостока. Сейчас Пангаев внедряет технологию, которая будет сама подбирать плейлисты на основании вкусов пользователя, которые она запомнила, — что-то вроде рекомендаций на Amazon.

Противостояние с РАО

Противостояние РАО и «Бубуки» началось сразу. Организацию возмутило, что компания заключает договоры с авторами напрямую, и решила судиться с «Бубукой». Американская группа Elite Sync Lab была вынуждена прислать письмо о том, что ее интересы не нарушены, у нее есть договор с сервисом и она просит РАО и ВОИС (Всероссийская организация интеллектуальной собственности — вторая аккредитованная Минкультом организация по сбору авторских отчислений) не защищать ее интересы.

На сайте «Бубуки» для авторов» в глаза бросается жёлтая полоса с надписью «Никакого РАО и ВОИС». По словам Пангаева, сейчас многие музыканты подписывают договоры отказа от защиты своих прав. В прошлую пятницу рэпер Oxxymirion разместил на своей странице в Instagram фотографию, на которой показывает РАО средний палец и призывает расторгать с ними отношения.

В 2014 году McDonald’s, «Кофе Хауз» и ряд других сетевых заведений отказались делать отчисления в пользу РАО, ссылаясь на то, что расценки организации завышены. Для создания плейлистов с фоновой музыкой McDonald’s заключил договор с компанией Ultivox, однако ВОИС пытался взыскать с сети ресторанов 700 000 рублей за нарушение авторских прав. McDonald’s суд выиграл. «Это натуральный рэкет, не может одна и та же организация регулировать и одновременно деньги собирать», — критикует Пангаев работу аккредитованных государством организаций. «В Томске живёт поэт Михаил Андреев. Он написал песни «Отчего так в России берёзы шумят» для «Любэ», — он ни черта не получает. Резник (Илья Резник, поэт. — Прим. «Секрета») официально сказал: больше не надо защищать мои права, потому что такие копейки, которые я получал, — это издевательство. Макс Фадеев вывел все свои треки из-под РАО. Мы сейчас с ним ведём переговоры», — рассказывает предприниматель.

В прошлом году Пангаев встречался с представителями ВОИС и предлагал им передавать отчисления через его систему прозрачно. По его словам, именно после этого ВОИС задумалась о создании своей системы для авторов.

Многие кафе по-прежнему работают или нелегально, или платят отчисления РАО напрямую. Основатель сети кофеен Double B Анна Цфасман говорит, что их отчисления составляют около 5000 рублей в месяц. По словам Романа Миронова из «Мегаполис Медиа», часто компании обращаются к легальным сервисам после того, как получают от РАО или ВОИС требования оплатить штраф за использование нелегальной музыки. «Часто люди сначала отказываются от нашего предложения, а потом, когда возникают проблемы, появляются сами. Это, наверное, наша национальная особенность: чтобы начать соблюдать закон, нужно сначала заплатить серьёзный штраф», — говорит он.

Клиенты и конкуренты

В России есть десятки сервисов, которые занимаются фоновой музыкой, большинство из них предлагают широкий набор услуг. Например, компания «Мегаполис Медиа» предлагает «собственное радио» — она может записать джинглы и рекламные объявления для заведений и вставить их в музыкальную подборку. Компания Digisky оказывает рекламные услуги для магазинов, ресторанов и других пространств. Некоторые компании фокусируются на сетях, например Ultivox обеспечивает сопровождением больше 400 ресторанов McDonald’s по всей России — сеть составляет около половины всех клиентов компании. Система Red Duck Service, запущенная лейблом RDS (артисты Бенни Бенасс, Александра Стан и другие), предлагает использовать свою музыку кафе и ресторанам по цене 1200 рублей и от 850 рублей — магазинам.

Сейчас у «Бубуки» 1190 клиентов, в основном рестораны, не входящие в сеть, а также заведения, открытые по франшизе: несколько точек Subway, Cinnabon, «Две палочки» и другие. Компания, по словам Пангаева, ведёт переговоры с сетями — X5, «Дикси», «Папа Джонс» и McDonald’s.

«Бубука»: сибирский стартап, который РАО заборол

Несколько дней назад редакция ЦП получила письмо с предложением рассказать про растущий стартап из Сибири под названием «Бубука», цель которого — «победить РАО и прочих копирастических кровососов и дать удобный и дешёвый сервис всем, кто хочет транслировать музыку и видео публично». На фоне массовой истерии вокруг правообладателей и пиратского контента мы не могли, конечно, не задать пару вопросов фаундеру проекта Дмитрию Пангаеву.

Алекс Пеганов: Привет. Можешь сразу рассказать, кто вы и на какие деньги делаете стартап?

Дмитрий Пангаев: Компания образовалась в Томске. Сначала мы озвучивали супермаркеты в своем городе и размещали в них рекламу. Эта компания работает до сих пор: espepe.ru. А потом решили, а почему бы не сделать «облачный» сервис, которым смогут пользоваться все желающие из любого города на легальных основаниях. Когда мы сделали первый вариант сервиса, встал вопрос по поводу качественного легального контента, и мы начали искать контакты с западными правообладателями. Сегодня мы сотрудничаем с люксембургской и английской компаниями по поставке качественного музыкального контента.


Дмитрий Пангаев

АП: У вас есть какой-то инвестор, или откуда взяли деньги?

ДП: Деньги взяли из кармана. Я вкладывал в проект свои собственные деньги. Надо отметить, что это не первый мой бизнес-проект. До этого активно занимался развитием ресторанного бизнеса в своем городе, стал совладельцем нескольких успешных заведений. В середине 2012 года мы выиграли конкурс фонда Бортника «СТАРТ» на «Бубуку» и получили грант в 900 000 руб., а в начале 2013 года получили субсидию от администрации Томской области в размере 500 000 руб. На сегодняшний день в проект вложено около 8 млн. руб.

АП: И сколько человек в команде, кто вы и откуда вообще? Можешь бэкграунд какой-то?

ДП: Команда насчитывает сейчас 10 человек. Программисты, которые работают в штате и только над этим проектом, контент-менеджер, менеджеры по работе с дилерами. Плюс мы активно развиваем дилерскую сеть, до середины следующего года планируем создать полномасштабную сеть дилеров по России и странам СНГ.

АП: Как сейчас работают публичные заведения с музыкой? Пиратство, плейлист в ВК, проверки/штрафы?

ДП: Сейчас в нашей стране работает РАО (Российское Авторское Общество) по авторским правам и ВОИС (Всемирная организации интеллектуальной собственности) по смежным правам, которые имеют государственную аккредитацию и могут собирать деньги даже за тех авторов, с которыми у них нет договора, — правда, в этом случае не понятно, как они им будут отчислять гонорар. А самое абсурдное получается, что они как заключают договора на публичное воспроизведение, так и контролируют правовое использование музыки, что приводит к откровенному «рэкету» со стороны этих организаций.

Спастись можно в случае отдельного договора с правообладателем. «Бубука» как раз и спасает наших предпринимателей таким образом, выдавая лицензию на систему и все объекты интеллектуальной собственности, находящиеся внутри системы. Нам со своей стороны предоставили права зарубежные лейблы.

Во многих городах нашей страны, конечно, до сих пор музыку в кафе и магазинах используют нелегально, включают с обычных компакт-дисков, купленных в магазине и имеющих статус «для личного прослушивания», или вообще скачивают из интернета в формате mp3, используя разные ресурсы и социальные сети. Но предприниматели хотят и готовы за это платить и спать спокойно, если все будет прозрачно и доступно по цене, а не драконовские ставки таких организаций, как РАО и ВОИС, которые устраивают им проверки, штрафы и прочую головную боль.

Предприниматели готовы платить, чтобы использовать удобный инструмент, который позволил бы им формировать нужный для их формата музыкальный контент с полным соответствием авторских и смежных прав. «Бубука» предлагает им свое «облако» в качестве инструмента и бесплатные приложения для устройств под Android и Windows в качестве способа воспроизведения на самом объекте. Причем все можно запустить в течение 1-го часа.

АП: То, что делает «Бубука», называется muzak, какой у них ассортимент и так ли все плохо?

ДП: Компания Muzak является одним из основоположников направления «функциональной» музыки в США и до сих работает там, озвучивая предприятия торговли с помощью рассылки легальной музыки на цифровых носителях — и не работает в России и странах СНГ. При своей серьезности и происхождении, эта компании не имеет той технологии, которой обладает «Бубука». Наш пользователь в течение часа может запустить сервис на любом устройстве под Андроид или Windows и три дня пользоваться им в демо режиме, а потом заключить контракт. В качестве воспроизводящего устройства на объекте может быть планшет, смартфон или медиаплеер, а управлять (выбирать музыку из базы, вставлять в вещание свои ролики, задавать параметры вещания) можно через наше «облако», используя свой аккаунт, из любой точки мира. При этом правообладатель также видит кто, где и в каких количествах использует его контент и сколько ему за это причитается.

Цукерберг рекомендует:  SVG основы векторной графики в HTML

По сути, мы создаем новый и прозрачный механизм для использование легального контента в коммерческих целях. Это своеобразный itunes для магазинов, кафе и ресторанов. Мы создали механизм, при котором пользватель и правообладатель могут общаться практически напрямую через сервис, и не нужны никакие общества по коллективному управлению правами.

АП: Россия — страна пиратства, зачем тут «Бубука»?

ДП: Уважающие себя и других предприниматели в нашей стране хотят жить и работать в правовой форме. Просто им нужно предложить понятный и доступный механизм и инструмент для этого.

АП: Ок, а что с цифрами, выручкой, планами?

ДП: Заставляя предпринимателей платить за использование музыки на своих предприятиях, РАО и ВОИС раскачали крупных рынок и не предложили удобного сервиса и прозрачной системы расчетов с правообладателями. Учитывая, что мы стартап и только выходим на рынок, создавая дилерскую сеть, к «Бубуке» уже подключено около 200 объектов по всей стране. Все они, в основном,нашли нас сами через интернет или по рекомендации, поскольку мы не устраивали какой-то глобальной рекламной компании. На сегодняшний день, на площадях наших клиентов мы проиграли более 40 млн. легальных композиций.

Сейчас готовимся к тому, чтобы поддержать наших дилеров, которых с каждой неделей становится все больше и больше. Тем не менее оборот компании уже превышает 400 000 руб. в месяц с платежей за использование системы. Полтора месяца назад мы начали развивать дилерскую сеть и уже имеем 8 дилеров: в Красноярске, Петрозаводске, Омске, Томске, Хабаровске, Ростове на Дону, Барнауле и в Киеве в Украине.

АП: Ага, понятно. А о планах можешь что-то рассказать?

ДП: До середины 2014 года планируем окончательно создать подготовленную и рабочую дилерскую сеть по России и странам СНГ и открыть офис в Москве. К концу 2015 года подключить к нашей системе 10% от предприятий торговли и общепита в России, которых насчитывается более 200 000. К концу 2015 года мы ориентируемся на оборот в 50 млн. руб. в месяц.

Параллельно в 2014 году, планируем выход на рынок Европы, где к соблюдения авторских прав относятся куда более пристально. При этом система уже работает не только с музыкой, но и с видео контентом. Сейчас активно ведутся переговоры с правообладателями на использование нашими клиентами видеоклипов, мультфильмов (для детских кафе). Система уже это все позволяет делать. Ведем активные переговоры с компанией Sony Music. Мы создали уникальный инструмент по аренде нашими клиентами медиа контента, при этом выработана понятная и прозрачная система биллинга, которая позволит нашим пользователям платить только за тот конетент, которым они пользуются, а правообладателям видеть это и вести учёт. Уже сегодня есть договоренности на запуск с помощью нашей технологии «Бубука» Harats TV в сети пабов Harats Pub. Наш проект активно ведет переговоры с несколькими фондами по привлечению инвестиций Seria A.

БУБУКА: как прийти в интернет из офлайна и не растеряться

PR-директор Russian Startup Ra.

«БУБУКА» — облачная система трансляции музыкальных и видеокомпозиций с правом публичного воспроизведения и возможностью удаленного управления плейлистами. Музыкальная база сервиса включает в себя более 20 тысяч треков. Проект стартовал в июле 2012 года. В июне 2014 года ему присвоен рейтинг «ААА» Russian Startup Rating.


Команда

CEO и основатель — Дмитрий Пангаев (с аккордеоном)

Дмитрий, как я понимаю, «БУБУКА» — это твой первый IT-проект, хотя за плечами много лет опыта в офлайне. Почему ты вдруг решил перейти в онлайн?

Несколько лет назад начал серьезно задумываться о том, что в бизнесе нужно двигаться куда-то в другую сторону, а именно — в интернет. Каким образом, я еще не знал, но чувствовал, что там-то клад и зарыт. Но идей у меня на тот момент не было. Делать интернет-магазин было бы скучно и, более того, я не хотел торговать ничем материальным, потому что я уже прошел через все это и знаю, как это сложно: содержание складов, ответственность за товар и т.д. Я хотел продавать что-то в цифровом виде, нематериальное, то, что не нужно постоянно производить. В это время мы параллельно развивали проект по звуковому оформлению супермаркетов и прокату рекламы. По сути, это было чистое рекламное агентство. Но постепенно мы стали приходить к выводу, что вот такое программное обеспечение в автономном виде очень востребовано и можно было бы сделать соответствующий облачный сервис с подпиской — и таким образом реализовать свою идею выхода в интернет и торговли цифровым контентом. В общем, все это рождалось постепенно.

А как придумал название проекта?

Я не хотел, чтобы это было какое-то тяжеловесное англоязычное название. Нужно было простое название, которое будет вызывать у человека улыбку и при этом будет ассоциироваться с нашим бизнесом. «БУБУКА» произошла от слова «бубнить». Вообще, у меня было два варианта, которые я долго обдумывал, бродя по своей спальне ночью: «БУБУКА» и «Дудука». Я позвонил своему товарищу и спросил, какой ему больше нравится. Он выбрал «Дудуку». И в этот момент я понял, что мы будем называться «БУБУКА». Ну а потом и персонаж появился.

Не думаешь, что западной аудитории это название покажется сложноватым?

Это очень хорошо, что оно будет выделяться. Мы протестировали его во Франции, и все оказалось здорово: они вообще не понимают, что это такое, но улыбаются смешному русскому слову. А когда они узнают, что мы из Сибири, где, по их мнению, до сих пор ходят медведи, проникаются еще большей симпатией. Я решил так и позиционироваться на западе: как сибирский стартап — с фуфайкой, валенками и прочей атрибутикой.

Рынки каких стран планируете покорять в первую очередь?

Изначально мы нацелены на Германию, Францию и Великобританию. Спрос на данную услугу там есть. Есть и компании, которые реализуют звуковой контент, но такой упорядоченной системы, которую предлагаем мы, на мой взгляд, там пока нет. К примеру, есть сервисы, которые делают рассылку музыки на флешках или организуют коммерческое интернет-вещание. И если интернет не совсем стабильный, то звук прерывается. И на мой взгляд, наша концепция будет там востребована.

Так чем «БУБУКА» все-таки отличается от других?

Вообще, изначально мы писали программу для себя — на ПК, для Windows. Но уже тогда начали появляться первые вразумительные смартфоны, и я подумал, это же, черт возьми, компьютер и в нем есть интернет. Самыми доступными были первые смартфоны под Android, и мы начали писать под них приложение. Потом постепенно адаптировались под становящиеся все более массовыми новые устройства — медиа-плееры, планшеты. Сейчас даже пишем под айфоны и айпады.

А работает сервис так: на объекте стоит любое устройство, на которое человек бесплатно устанавливает наше приложение, а потом три дня может пользоваться всеми возможностями системы по премиальной лицензии: прослушивать всю музыкальную базу, скачивать композиции (это позволяет слушать контент и при отсутствии интернет-подключения), автоматически генерировать плейлисты, подбирать их по жанрам, размещать рекламные ролики, работать с видео- и фотоконтентом, делать слайд-шоу. Протестировав систему, он уже принимает решение, нравится ли ему это все и в каком режиме с нами работать дальше.

Клиент пользуется всеми функциями самостоятельно или вы даете ему какие-то готовые решения, сопровождаете?

Сначала мы делали все это за него, но часто сталкивались с ситуацией, когда клиент говорил, что ему не нравится музыка или еще какие-то предложенные нами штуки. Поэтому мы и перешли к облачной системе и дали клиентам возможность самим рулить процессом. Мы предоставляем ему базу, и он выбирает оттуда все, что хочет. Но услуга, при которой наш менеджер полностью ведет клиента, сохранена — за дополнительную плату. Однако, большинство клиентов — это все-таки те, кто предпочитает все делать самостоятельно.

Вообще, тут есть два интересных момента. Если речь идет о крупной компании, где есть отдел маркетинга с неленивыми сотрудниками, то они, как правило, любят все сами подбирать, настраивать, размещать ролики и т.п. И есть заведения, которые тоже пытаются сэкономить, но ничего особо не делают сами и начинают ворчать, что как-то все однообразно, и, в конце концов, приходят к платному варианту обслуживания. А сейчас мы добавили еще одну услугу по разовому обновлению контента. И сделали для ленивых бесплатную функцию генерации плейлиста по процентному соотношению жанров: допустим, столько-то рока, столько-то попа и столько-то лаунжа.

Сколько у вас уже заведений-клиентов?

По всей России уже подключено больше 500 объектов.

А за границей?

Мы еще не выходили за границу. Сейчас мы как раз занимаемся локализацией системы и её переводом на иностранные языки. Плюс там будет немножко другая система расчетов: будем прикручивать PayPal, чтобы упростить себе жизнь.

Каков объем музыкальной базы «БУБУКИ»?

Сейчас у нас примерно 20 тысяч треков. Но мы подписали контракт уже с новым лейблом, в рамках которого занимаемся отбором из их базы еще 10 тысяч треков.

Все отбирается вручную?


Это нереально тяжелый процесс. Из базы примерно в 100 тысяч треков нужно выбрать десятую часть. А мы же еще, конечно, хотим выбрать лучшее! И вот у нас сидит человек и прослушивает каждую песню — отбирает.

Как в таком случае удается избежать субъективизма?

Мы знаем, что нужно бизнесу, и у нас есть музыкальный вкус. У нас, кстати, есть и своя студия звукозаписи, и мы понимаем, где «фирма», а где, что называется, фуфло какое-то.

А сам что слушаешь?

В целом классику рока. Есть, конечно, любимые группы. Pink Floyd, например.

Вернемся к «БУБУКЕ». Как решается вопрос с авторскими правами?

Мы заключаем договоры напрямую с лейблами, у которых есть права на определенный контент. И сейчас мы получили согласие лейблов на использование их контента по всему миру. В России нас недолюбливают РАО (Российское авторское общество) и ВОИС (Всероссийская организация интеллектуальной собственности). Потому что у них есть некая государственная аккредитация, которая по закону разрешает им собирать деньги даже за тех авторов, с которыми у них нет договора. И они почему-то считают, что все заведения страны должны платить только им. А когда кто-то появляется даже с ограниченным контентом и пытается выстраивать честные взаимоотношения, они начинают угнетать его, оказывая давление через клиентов, которых они пугают, угрожая судебными разбирательствами. Хотя, подчеркну, юридически мы все делаем правильно и взаимоотношения с авторами делаем честными и прозрачными.

А есть ли еще какие-то сложности подобного рода, с которыми приходится сталкиваться?

Есть сложности с тем, что наши бизнесмены вообще не хотят платить за музыку. Хотя сейчас уже не до такой степени, как раньше. Нормальные крупные и порядочные заведения понимают, что они используют музыку, у которой есть правообладатели, которым нужно что-то отчислять за использование их контента. Другое дело, что они иногда не знают, к кому податься. И приходит РАО, которое многие владельцы заведений воспринимают, как какой-то легальный рэкет — потому что они утверждают, что платить нужно и можно только им. Причем цены у них, мягко говоря, немаленькие. 5 000 рублей в РАО и 5 000 рублей в ВОИС в месяц — деньги, которые не каждое кафе может себе позволить. И владельцев кафе начинают пугать прокуратурой и судами. После этого предприниматели уходят в глухую оборону и вообще никому не верят. И пробить вот это неверие нам иногда бывает сложно. А есть и другая категория людей, которые думают, что они могут обмануть весь мир — в ответ на давление РАО они отыскивают альтернативу, например, в виде нас, и заключают с нами договор. В следующий приход РАО они показывают им наш контракт, а потом говорят нам: «Ну все, спасибо, мы расторгаем с вами договор». После этого мы ввели практику каждый раз при расторжении нашего контракта извещать РАО (с уведомлением об этом клиента, конечно).

Расскажи про вашу команду.

Команда сформировалась еще 2007 году, когда мы начали бизнес по рекламному аудиосопровождению супермаркетов. Конечно, с тех пор нас стало больше. Только разработкой занимаются 9 человек. Не все сидят в офисе, многие работают удаленно из самых разных точек мира. Каждый занимается своим кусочком проекта. Сейчас у нас горячая пора. До конца года мы планируем представить совершенно обновленную «БУБУКУ»: и по части сайта, и приложения, и предоставляемых возможностей.

Уже вышли на окупаемость?

Мне часто задают этот вопрос. И я всегда говорю, что если ничего не делать, довольствоваться тем, что есть (имеющейся программой, контентом и т.п.) и просто сидеть продавать, то тогда да — мы давно вышли на окупаемость. Но (и тут я люблю цитировать «Алису в стране чудес»): для того чтобы стоять на месте, нужно идти вперед, а для того чтобы двигаться вперед, нужно уже очень быстро бежать. И поэтому мы сейчас вкладываем в «БУБУКУ» еще больше денег и сил, чем в момент запуска — чтобы выходить на европейский уровень и вообще быстро развиваться. И сейчас она буквально поедает наши средства.

А чьи средства она так жадно ест, ваши собственные?

К сожалению, да (смеется). Вообще, мы рассматриваем и другие варианты. Но тут, как говорится, было бы еще, что рассматривать. В офлайн-бизнесе мне, в этом смысле, всегда все было понятно: открываешь ресторан, приглашаешь людей, знакомишь их с концепцией и предлагаешь поучаствовать. А здесь все по-другому. Еще два года назад я не знал, что такое венчурная компания. За это время я все это изучил, и теперь нас знают, наверное, все основные венчурные фонды нашей страны. Какую-то реакцию в ответ на наше инвестиционное предложение мы получили примерно из пяти фондов. С двумя из них мы вошли в активную стадию переговоров. Но потом я осознал, что я трачу на это очень много времени, а конкретики в результате получается мало. Я не хочу бегать за кем-то и клянчить деньги — мне это не нужно. И я на определенном этапе временно прекратил все взаимоотношения с фондами. Я тогда решил, что если мне очень потребуются деньги, я найду частного инвестора — слава богу, есть люди, которые полностью мне доверяют. Хотя, конечно, готов работать и с фондом и открыт для конструктивных переговоров на любом этапе.

Есть мысли запустить еще какой-то интернет-проект в будущем?

Есть, но это тоже в рамках «БУБУКИ» и связано с цифровым контентом, только в B2C-сегменте. У «БУБУКИ» огромный потенциал, и нам есть где развернуться в ближайшие годы. А потом, когда-нибудь, стану писать книжки.

Правильно я понимаю, что при этом ты по-прежнему продолжаешь заниматься ресторанным бизнесом?

Я, в принципе, за диверсификацию денег. Ресторанный бизнес может быть очень долгим, при определенных условиях. Такие заведения работают даже в войну, потому что всегда люди едят и пьют. Поэтому это вполне стабильный бизнес, если он правильно сделан, и нет каких-то серьезных ошибок в отстроенных процессах. Кроме того, по-прежнему продолжает работать мое рекламное агентство, есть еще компания по оптовым поставками пива премиум-класса в сегменте HoReCa. Так что да, офлайн не теряет для меня своей привлекательности. Но там я выступаю скорее как участник, а не как оперативный управляющий. На всех предприятиях есть свои люди на местах. «БУБУКА» для меня является основным и ключевым проектом, и здесь я сам и идеолог, и руководитель.

За новостями Russian Startup Rating можно следить на странице проекта в Facebook.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Суды разрешили сервису «Бубука» представлять правообладателей наряду с ВОИС

МОСКВА, 5 окт — РИА Новости. Суды четырех инстанций, включая Верховный суд России, подтвердили право компании «Бубука» (Томск), владеющей системой удаленного управления музыкальными плеерами, представлять правообладателей при сборе вознаграждения за публичное воспроизведение фонограмм, сообщил в среду РИА Новости представитель компании Дмитрий Пангаев.

Судебное разбирательство инициировала Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС), которой предоставлена государственная аккредитация в сфере осуществления прав исполнителей и прав изготовителей на получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях.


В ходе проверки в Нижнем Новгороде ВОИС установила факт воспроизведения на территории торгового центра «Парк авеню», принадлежащего компании «Дворцовая площадь», музыкальных произведений иностранных исполнителей, в отношении которых у собственника ТЦ не было договора с ВОИС. В частности, речь шла о произведениях We Wish You a Merry Christmas и AyAyAy (Hacienda, AudioSparx), The Sound of Christmos (Elite Sync Lab., AudioSparx), Fly With You (Davor Devcic, AudioSparx).

ВОИС подала в нижегородский арбитраж иск к «Дворцовой площади», в котором потребовала выплатить 80 тысяч рублей за использование четырех произведений – по 10 тысяч рублей в пользу каждого исполнителя и изготовителя фонограммы. Ответчик иск не признал, в суде представил договоры с компанией «Бубука», у которой заключены лицензионные договоры напрямую с исполнителями и изготовителями фонограмм.

По словам Пангаева, компания «Бубука», участвовавшая в деле в качестве третьего лица, специально для судебного разбирательства «связывалась со всеми авторами, интересы которых, якобы, представлял ВОИС, и они присылали отказы от (договоренностей с) ВОИС и письменные подтверждения наших с ними договоренностей». Верховный суд в сентябре оставил в силе акты трех нижестоящих инстанций, отклонивших иск ВОИС, а суд первой инстанции 28 сентября взыскал с истца в пользу «Бубуки» около 343 тысяч рублей судебных расходов.

Компания «Бубука» предоставляет ресторанам, торговым центрам и другим коммерческим пространствам разработанный ею плеер, а также доступ к музыкальным произведениям, с авторами которых у нее есть лицензионные соглашения.

Бубука

Бубука.
— Граф, стой.
Я остановился. Чёрные дыры гаражных боксов уходили в даль и скрывались за поворотом. На третьем этаже, строящегося гаражного кооператива, было сумрачно, безлюдно и пыльно.
Я прислонил дверную коробку к стене.
— Кто, здесь? – эхо искажало голос и непонятно, из какого проёма исходит приказ.
— Я это.
-Кто я?
-Бубука.
— И где ты? Перепугал сука.
— Здесь я, ****ь. Кто с тобой?
-Один я.
— А рядом?
-Никого.
— Ты, это, штаны мне принеси какие ни будь.
— Это чо? Пароль? — я двинулся вдоль боксов, пытаясь вычислить, из какого исходит голос. — На ***? В шпионов играешь?–
— Обосрался я,- смущённо сказал Бубука. – пошёл посрать и не успел.
Я хмыкнул, — Чо не успел то, посрать или штаны снять?
-Пошёл на ***.
Стираться то где будешь? – воду на площадке отключили неделю назад и не только постираться, руки помыть негде.
— И какие штаны я тебе принесу?
Вопрос не праздный. Все разошлись по объекту. В кандейке осталась только чистая одежда. Да и то чужая.
— Робу мою принеси. Я переодеться не успел.
— Ни *** се. – ладно, — я немного подумал. — Сиди жди. За водой схожу. А то на сраную жопу штаны одевать как то стрёмно.
— Только ты быстрей давай.
— Ладно, не ссы, мой ароматный.
— Давай, ****ь скорее, а то придёт кто ни будь. И газет захвати.
— Ага, и памперсы. Или тампоксы? Гы, гы. гы.
По запаху я уже вычислил из какого бокса он со мной разговаривал, но, подходить ближе желания не было.
Я спустился на первый этаж. Воды можно добыть в частном секторе, но это минут двадцать. В одну сторону. Ведро можно попросить у малярш. Значит сначала ведро, потом вода, потом штаны. Я прикинул. Маяться Бубуке выходило около часа.
В кондейке малярш, я нашёл только Клавку. Бабу в возрасте, толстую, и грубую, как рашпиль.
— Дай ведро, за водой сходить.
— Щас. Только подмоюсь, — она, кряхтя, натягивала резиновый сапог на тумбообразную ногу.
— Вам как дашь. Гы-гы-гы, Считай не целка.
— Дай не жмись, за водой схожу, отдам. Честно.
— Отдался один такой. Ладно, но половина моя.
Я умножил Бубукину жопу на полведра воды, маловато выходило.
— Две трети – сказал я твёрдо.
— Чо? – Две трети она представляла наверняка смутно.
Я развёл пальцы, — вот столько.
Она задумалась, — ладно, вон то возьми. И смотри, ежели что. Яйца вырву.

Цукерберг рекомендует:  Мастер-класс по управлению проектами

— Куда ж я без яиц?
-Вот и я говорю.
Звеня пустым ведром, я выскочил из подсобки и столкнулся с Лешим.
-Стоять! Ты куда? – Снтехник Леший был в меру пьян, то есть не падал.
— Да за водой бля.
-О, — он полез в карман, — купи пузырь.
-Охуел? Это ж в другой стороне.
— Стакан твой. – Его великодушие не знало границ.
Бука, Бубукой, а стакан, на халяву, всё таки стакан. – Подумалось, *** с ним, с Бубукой где час, там и полтора..
— Ладно, — я протяжно вздохнул, что бы он проникся, как мне в лом. — Бабло гони.

Вода на право, бухло на лево. Прости Бубука, ты бы меня понял.
До магаза я добрался минут за пятнадцать. Рекорд. Перед прилавком стояло человек пять. В основном местные, большинство в обрезанных под тапочки резиновых сапогах.
— Армянского вида, не молодая продавщица Галя, лениво торговала на розлив и в розницу.
-Генка! – заорал кто-то, я оглянулся. Из — за грязного стола, уставленного пластмассовыми стаканчиками, махал руками Акулина. Тоже сантехник, только бывший. Нагнали его недавно за беззаветную любовь к зелёному змию. Большой друг Лешего.
— Я за тобой буду, — последний в очереди кивнул.
— Здорова ханыга.- Акулина потряс мою руку.
— Привет, по какому поводу банкет? — Я окинул стол взглядом. В наличии початый, слегка, пузырь, и хвост селёдки, на куске чёрного хлеба, величиной с почтовую марку. Роскошный закусь.
Акулина выдернул из кучи стаканчик, — расчёт получил. – гуляем.
— Погодь. – Галя дай стаканчик, покупать буду рассчитаемся.
— Какие мы… — обиделся Акулина. Водка, между прочем – антип…, а-н-т-и-п-и-с-е-п-т-и-к! – победно изрёк он.
— Ну, чтоб все.
-Будь. Мы хлопнули, занюхали, я хлебом, Акулина селёдкой.
-Ты как сюда?
— Да вот Леший проставляется, сука, за пузырём послал.
— Как он? — Акулина разлил по второй.
— А чё ему, синяку, будет?
У Акулины глаза начали разъезжаться в разные стороны. Пора сваливать.
Я оглянулся на очередь. До моего мужика оставался один человек.
— Ща, ещё по сотке залудим и вместе пойдём. – он не трезвой рукой разлил остатки.
–Давай.
Хряпнули, — Постой, моя очередь. Эй! Я за ним стоял. — Оттерев шустрого дедка, я облокотился на прилавок. – Одну Родимую и за стаканчик.
Сзади раздался грохот. Рухнул, этот козёл Акулина, под столик.
— Забирай своего алканавта, от сюда – равнодушно сказала Галя. Выставляя пузырь.
Этого мне ещё не стучало. Я что сегодня в спасатели записался?
Кое как подняв Акулину я выволок его на солнышко. Пристроил в кустиках под забором.
— Ну, теперь на колонку и спасать Бубуку. А то присохнет говном к стенке, не отдерёшь.
Почти добежав до цели я остановился и напал на меня такой смех что слёзы из глаз и коленки подогнулись. Воды то можно было и в магазине попросить. Стоило тридцать минут переть, вместо того что бы уже приступить к спасению другана. А ведро, кстати где? Я задумался. – Я бегу из магазина, за водой, без ведра. Стало быть ведро осталось в магазине. Я бережно почесал яйца. – ну-ну родные. Ещё не всё потеряно. Стало как-то тревожно. Вспомнилась Клавка. Мошонку сжала суровая, обтянутая перепачканной матерчатой перчаткой, рука.
Через пять минут я обнаружил что со всех ног бегу обратно.
— Ну, сука, ну, Акулина! – принятые на халяву сто пятьдесят, почему то забылись начисто.
— Ворвавшись в магазин я кинулся под стол. – Где ведро. Мужики, ведро не видели? Тут стояло.
Мужики растерянно затрясли шапками.
— Галя, — я отчаянно пробился к прилавку. – ведро не видела?
Она отвела глаза в сторону, — нет, не было тут ни какого ведра.
— Галя, — зашипел я, — мне за него яйца оторвут. Я каждую ночь к тебе являться буду. С ведром на шее и без яиц.
— На *** ты мне без яиц нужен то? – она звякнула под прилавком и выставила моё сокровище. — Это что ли?
-Га – ля, ты золото, — выдохнул я. — Ты мне жизнь спасла. Требуй что хошь.
Она смутилась, — ****уй отсюда, пока последнее не растерял.
Я потряс ведром — мне б водицы.
— Вот нахал, давай уж, горе моё.
Обратно я шёл медленно. Во первых не отдышался ещё, во вторых боялся расплескать воду в третьих, что то меня покачивало.
В просвете ворот я заметил Волгу начальника МЖКа и пришлось делать круг, что бы не попастя на глаза Пакету, как мы звали шефа, за то что он всегда ходил с целлофановым мешком.
Я осторожно пробрался в подсобку малярш. Никого там не было. Перелил немного воды в пустое ведро, прихватил стопку газет, зашёл за Бубукиной робой и поднялся на второй этаж. Увиденное мне не понравилось.
В том районе, где по моим расчётам должен был находиться Бубука, сидела на перевёрнутм ведре Клавка и, держась за сердце, виртуозно материлась. А перед боксом стоял весь наш личный состав, шестнадцать баб, четверо мужиков плотников и Пакет с главной бухгалтершей. Все как то не естественно морщили носы, ржали и отворачивались. Там же стояла мощная лампа рефлектор и светила внутрь.
— ****ец, — мелькнуло в голове, — похоже Бубука в полном шоколаде. Я заглянул.
Потом осторожно поставил на пол ведро и заплакал. Внутри, на деревянном поддоне, как на театральном помосте, в свете ослепительного огня, на фоне мешков с гипсом, извёсткой и цементом стоял серый, как солдатская шинель Бубука. На нем были: короткая майка, длинные чёрные носки и диковинная юбочка с надписью ЦЕМЕНТ ПОРТЛАНД 500. Под юбочкой мелко тряслись усыпанные серым порошком яйца. Рядом горка высыпанного из мешка цемента и обосранные Бубукины штаны. На одном из мешков сияли чистотой коричневые полуботинки. Дух был уже не тот, подсохло наверное, но глаза всё же щипало.
— Чево выставились, — заорал я расталкивая толпу, — человека не видели?
— Засранца видели. — Сказала бухгалтерша. — И как теперь инвентаризацию проводить, Василь Васильич? Я, туда — не пойду, хоть режьте.
— Так, — очнулся шеф. – Давайте ка, все от сюда. – Народ, подвывая начал расходиться. – А ты, Чакушкин, как закончишь этот цирк, чтоб прибрал за собой, – он развёл руками, — это ****ец какой то!
— Вов, я тебе робу принёс и воды.
Огненные глаза на цементном лице медленно повернулись и уставились на меня.
-Я тебя убъю, на ***. Ты, блябь, где был? Я тут весь коростой сраной покрылся! – И он сжав кулаки двинулся на меня.
— ****ец, убъёт, — скрябнуло по мозгам, — я как саблю выхватил из за ремня пузырь Лешего, — Ты попей, попей.
— Бубука схватил бутылку, зубами сорвал крышку. И присосался как клоп.
— Всю то не пей, Лешего пузырь, — эх плакал мой стакан, — я тихонечко толкнул его в локоть. Бубука закашлялся, но от пузыря оторвался. Там как раз стакан оставался. Моё кровное, а Леший пусть с Бубукой разбирается. Осторожно отобрав пузырь я запрокинул голову и в два глотко допил.
— От выпитого на тощак, да от нервного стресса, Бубука обмяк. – Курево есть? Опух уже.
Я протянул ему сигарету.
— Ну ты давай, мойся, вот вода, газеты, роба.
Я выскочил из бокса, прислонился к стенке и тоже закурил.
— Кстати с тебя пузырь. За ноги. И Лкшему пузырь.
-Не, — вдруг захохотал Бубука, — это вы все мне по пузырю должны.
— С ***?
— А за зрелище невьебенное!
Нет БУБУКА, всё таки — отморозок.

polutona.ru

Сергей Данюшин

Ацкий Бубука

Ацкий Бубука
мифологические рассказы и былички Пермского края

«Полутона» публикуют фрагменты книги Егора (Джоржа) Тапочкина «Ацкий Бубука: мифологические рассказы и былички Пермского края», готовящейся к печати парижским издательством Camera Obscura.
Сборник был задуман Егором Тапочкиным (1993-2052) задолго до эмиграции – в период его работы над кандидатской диссертацией «Быличка как жанр фольклора и ее современные девиации». Во время восьмилетней уральской ссылки Егор, будучи аспирантом Пермского госуниверситета, занимался накоплением и систематизацией материала по заранее составленной карте перспективного исследования.
Сам фольклорист определил свой метод как «повсеместную и безотборочную фиксацию». «Запись в основном производилась в обстановке непринужденного исполнения по «безотборочному» принципу, то есть от всех опрошенных, знающих былички», – вспоминает легендарный славист в цикле интервью «Буквы безвременья» (Plimsoll Time), вышедшем в издательстве Cockroach Books в 2051 году.
Публикуемые фрагменты относятся к открывающему книгу разделу «Банник 2.0: деконструкция фольклорной традиции».

Брат у меня женился и во Владивосток уехал. Так они там ни про какого Ацкого Бубуку и не слыхали. Так что, считай, наша это достопримечательность. Уральская.
Как он у нас появился, никто не знает. Говорят, его какой-то политический, когда с зоны откинулся, с трояном через интернет запустил. Вроде как в отместку. Правда, срок он не у нас мотал, а в Свердловской области где-то. Там сидельцев всегда было как грязи. А как мстить собрался, просчитался немного в смысле географии. Таким макаром, говорят, у нас Ацкий Бубука и завелся.
То ли он один везде успевал, этот Бубука Ацкий, то ли их много было одинаковых, тоже никто не знает.
Соседу моему, Платону, много он крови попортил. Помню, рассказывал. Веришь, говорит, встал ночью минералки попить, закрываю холодильник, оборачиваюсь – а там он стоит. Ацкий Бубубка. Весь такой мутный, серый, рот заклеен. И кровавый весь. Веришь, говорит, серый, а кровавый. От горшка два вершка, а страшно почему-то.
И ведь не трогал никого Ацкий Бубука, молчал (рот-то заклеен), а боялись его все. И где он появлялся, везде с интернетом что-то странное начинало происходить. Захочешь погуглить что-нибудь, «сиськи», например, забиваешь запрос. А вместо сисек – черт знает что. Моисей на куст горящий смотрит. Или мальчик стоит с автоматом. Вроде мальчик, а щетина седая уже.

Был у него, у Ацкого Бубуки, прихвостень. Безмолвный и безымянный. То есть, Бубука и сам был молчун, а этот – совсем уж безмолвный. Я квартиру в Мотовихлинском районе снимал, и эти двое там как раз обитали на мою голову. Весь трафик, суки, у меня выели. Я через одиннадцать месяцев съехал с той квартиры. Даже залог за последний месяц не стал назад требовать. Уже никаких денег не надо было. Да и хозяева жлобы были редкостные – все равно бы не отдали. Я думаю, эти двое по их душу приходили. По месту, так сказать, регистрации.
К Ацкому-то Бубуке я худо-бедно привык со временем. Ну как привык – смирился скорее. А тут раз вечером смотрю в зеркало, а он за спиной стоит. Не Ацкий Бубука, а другой. Вообще никакой. Без свойств, понимаешь: не вспомнить его, не описать. И селились они с Бубукой всегда вдвоем. Чтобы страшнее было.

Училась с нами девочка одна из Тюмени, Таня. Пожила она с полгода в общаге, не понравилось. Ну и сняла квартиру. Вроде и квартира хорошая, а сдают почти даром. Мы еще гадали тогда, в чем подвох. А хата оказалась с Ацким Бубукой.
Он ее пугал-пугал… А Таня-то не из пугливых была: отмахнется от него, как от комара, и вся любовь. И тогда Ацкий Бубука в нее натурально вселился. Вот смотришь на нее и понимаешь, что не она это. Что-то в ней такое серое промелькнет бывало, так аж оторопь берет. Или говорит что-нибудь, а ты понимаешь: ну не она это, не Таня. Вроде вещи обычные говорит, правильные. А у тебя аж ноги от страха ватные. И WiFi если был рядом, то сигнал пропадал все время.
Мы когда поняли, что в нее Ацкий Бубука вселился, в церковь пошли. А поп и говорит, быть такого не может. И вообще, говорит, нет никакого Ацкого Бубуки. А сам на ноги мои смотрит, козел.
Тогда Инка, староста наша, позвала экзорциста. Знакомый экзорцист ведь почти у каждого есть. Заперлись они в комнате часа на два. И тишина. Потом вышли оба – бледные и как будто пришибленные. Оба молчат. Так мы и не поняли, получилось у них изгнать Ацкого Бубуку или нет.
Таня скоро замуж вышла и уехала – даже институт не окончила. И главное, вышла за Васю Боева, учился с нами, на два курса старше. По мне, так упырь-упырем. А Танька по нему сохла всю дорогу. Он, главное, на нее даже не смотрел, а как в нее Ацкий Бубука вселился, глазки начал строить, цветочки дарить. Вот и пойми их, мужиков, что им надо.
А экзорцист потом бесов бросил изгонять. Встретила я его как-то на улице случайно: глаза горят, Бога, говорит, нет. В партию какую-то вступил. Леворадикального толка.

Вы ведь поэта Владимира Штырова знаете. Он отсюда родом, из Перми. С нами на филфаке, кстати, учился. Талантливый всегда был, куда деваться. Стихи его, правда, читать невозможно. Но как начнет кого обсирать в смысле критики – прямо заслушаешься. А еще с нами Леша Фиников учился. Забавный был малый: толстый, кудрявый, возвышенный. В смысле – романтик. Тоже стихи писал. Только Вовка Штыров все больше верлибры струячил, а Леха – в рифму.
Ох они ругались, помню. Один говорит, силлабо-тоника – это прошлый век. Другой говорит, говно ваш верлибр – хуже машинного перевода. Чуть не до драки. Но это когда про поэзию. А так приятельствовали даже немного – все-таки интеллигентные люди.
А потом привезли к нам Цыгана. Который культуртреггер, слышали, наверное. Он тут развернулся: вернисажи, биеннале, поэтические чтения. Штыров-то сразу с Цыганом общий язык нашел. Книжку у него издали, потом еще одну. На голландский перевели. Премию какую-то вручили. Без денег, правда, но жутко престижную. В общем, назначили большим поэтом.
Леха Фиников, естественно, когда у Штырова дела в гору пошли, попросил его подсобить: показать Цыгану лехины стихи. Тот вроде как обещал, но то ли не показал, то ли Цыган тоже рифму не признавал. Короче, прокатили Леху. Тут уж они со Штыровым расплевались по-настоящему.
А Леха пропал куда-то вскоре. Натурально, как сквозь землю провалился. Говорят, с политическими связался, стали ему дело шить – он и смызгнул чуть ли не в Австралию. И имя сменил.
Время прошло, про Финикова все забывать стали потихоньку. И вдруг оказалось, Леха все это время Штырову являлся. Я откуда знаю: у меня свояк – психиатр, так Штыров у него даже наблюдался тайком. А свояк спьяну один раз мне проболтался. Сейчас-то уж можно: дела давно минувших дней. А тогда я никому. Вот вам первому и рассказываю.
Являлся, стало быть. Еще толще стал, еще кудрявее. И обличает все время Штырова. Что характерно, в рифму. Тот не ест, не спит. Как, спрашивает, могу искупить? А Леха опять его в рифму.
Ну и решили они со свояком, что надо призрак задобрить как-то. Штыров договорился с издательством, те лехины стихи напечатали. Сам Штыров предисловие написал: мол, сильный в своей неоднозначности поэт, последний из силлабо-тонических могикан, все дела. Премию имени Алексея Финикова учредил. Лет пять ее вручали. Ну и к свояку моему Штыров больше не ходил. Вроде как отпустило его. В смысле, перестал ему мертвый поэт Фиников являться. Или живой?

Была у нас тут секта одна. Типа мормонов, сейчас уже название не вспомню. Молитвенный дом у них был, где сейчас Музей Революции. Потом их разогнали всех, кого-то даже посадили. А сначала все чинно-благородно было. Чаепития, праздники какие-то, песни пели. Соседи мои многие туда ходили. Они и рассказывали.
Был у них послушник, или как их, бишь, там. Константин вроде бы его звали. Очень был истовый в смысле веры. Но молодой, поэтому время от времени затвор-то передергивал. Дрочил, стало быть.
Вроде бы ерунда. Ну дрочит, подумаешь. Но он когда кончал, Константин этот, были у него видения. Причем мрачные. Сплошь катаклизмы да напасти – и все с жертвами и разрушениями. Угораздило человека, врагу не пожелаешь. И самое главное – все эти видения на следующий день сбывались. Он раз вздрочнет – в Москве пожар, два вздрочнет – в Италии землетрясение.
Не выдержал он, рассказал все братьям, или как их, бишь, там. Те решили, что все дело в рукоблудии. Отправили к проституткам, дали денег. На святое дело ведь не жалко. Думали, если он более естественным путем будет нужду эту справлять, все обойдется. Куда там! Сходил он к проституткам, а на следующий день в новостях сплошь экстренные выпуски. Все в шоке, Константин руки на себя готов наложить, самые бойкие братья предлагают убить его, пока он конец света своим шаловливым стручком не организовал.
Но Константин этот, видать, не дурак был: успокоился, собрался с мыслями, и пока все ахали-охали, взял топор и прямо за молитвенным домом оскопил себя. Елду, попросту говоря, отрезал – и сразу как-то поспокойнее в мире стало.

Цукерберг рекомендует:  Java - Java Core, что это

Вот говорят, Хрущев облажался со своей кукурузой: не прижилась она в России, климат не тот. Да и что с Никиты Сергеевича взять, дурной был. Но тут не все так просто.
Кукуруза эта – она ведь мистическая. Говорят, что Хрущев «кукурузной болезнью» в Айове заболел, на какой-то ферме. Но это так, для протокола. Он же еще в Неваде был, там где Зона 51. Тогда про это, естественно, даже американцы не писали. Оно и понятно: пустить главного коммуниста на стратегический объект. Это ж скандал бы вышел.
И вот там Хрущева как будто подменили. Вернулся сам не свой и давай везде кукурузу сажать. Он, конечно, про народное хозяйство заливал. Мол, «догоним и перегоним», «держись, корова, из штата Айова». Но это все для отвода глаз. На самом деле кукуруза не везде вырастает мистической, а только в особых местах. А как эти места вычислить, так никто и не понял. Целое секретное НИИ над этим работало, все без толку. Пока не посадишь, не узнаешь. Вот и сажали везде.
У нас вот настоящая уродилась, мистическая. Больше на Урале нигде такой нет. Еще под Саратовым где-то настоящая и на Ставрополье.
А носились тогда, в Холодную войну, с этой кукурузой – мама не горюй! Карибский кризис введь тоже из-за нее разразился. Думаете, американцы что-то против Фиделя имели. Да срали они на него – мало ли в Латинской Америке диктаторов. И не сосчитать! А на Кубе кукуруза оказалась самая что ни на есть размистическая. Фидель-то это дело быстро прощелкал, потому и жив до сих пор, ничего ему не делается.
Потом, когда Хрущева сняли, заглохла вся эта история. Или захотел кто-то, чтобы заглохла. Ведь и сняли-то неспроста. А кукуруза у нас так и осталась. И растет сама теперь. Ведь поле это уже лет сорок ничье. Строить там боятся – так и растет себе.
Сталкеры там ходят – со всей России приезжают. Но мало их, про эту кукурузу особо-то не треплются. Люди там иногда пропадают. А некоторые наоборот туда за здоровьем-богатством ездят. Тут уж как повезет. Как в рулетку – на то она, кукуруза, и мистическая.

Ехали-ехали, вдруг – ебысь: ворона мертвая об лобовое стекло ударилась. Машина с обочины съехала, поломалась к фигам. И оказались мы одни на дороге. А по обе стороны – поле кукурузное. Мы-то тогда ни сном ни духом про эту кукурузу. Сами-то из Челябинска, а местные про нее не больно рассказывают. Не знали мы тогда, что она мистическая.
Мобильники, сука, не берут – эвакуатор не вызвать. Славик, он у нас самый задрот и самый умный, он сразу очковать начал. Как чувствовал. Стоим на обочине, думаем, может попутка какая проедет. Никого. Час стоим, два стоим. Славик как на измене все дергался. Ну и допекло его. Пошел он в эту кукурузу срать. И пропал. Потом мы с Лехой. Зашли туда, орем: «Славик, Славик!»
Вдруг меня по башке кто-то – ебысь. Я отключился. Очнулся, на обочину вылез, лежу чуть живой. Хотя голова не болит. Смотрю, Леха со Славиком вылезают. Тоже никакущие. Посмотрели мы друг на друга – и ни спрашивать ничего не стали, ни рассказывать. Встали молча да пошли пешком. Километров семь прошли, там на автобус сели. Разъехались по домам и больше ни разу не виделись. А ведь такие друганы были – не разлей вода. А тут как отрезало.
Я даже машину забирать не стал оттуда. Все равно уже корыто ржавое, от бати досталось. Да и страшно.
Леха умер вскоре потом – по пьяни его ножом пырнули. Я вот женился, в Пермь перебрался: работу хорошую предложили. Но на поле это больше ни ногой. Хотя есть любители, знаю. Но это их дело.
А Славик потом в Москву уехал, советником президента стал. Он по телевизору не очень светится, но и не вот тебе прячется. Может, он президенту-то и рассказал, что там с ним в этой кукурузе приключилось.

А еще там в кукурузе поэт Бусинка бродил. Федор Иванович Бусинка. Мой отец, покойник, с его отцом, Иваном Никитичем Бусинкой, еще Гербалайфом по молодости вместе торговали.
Бусинка-младший, он по образованию инженер был. Толковый, кстати. Но пил много. Когда жена от него ушла, он совсем уж во все тяжкие пустился. Считай, не просыхал. Ну и заснул как-то там, на поле. А когда проснулся, как подменили мужика. «Узрел», – говорит. А что узрел, молчит. Пить бросил, с завода уволился. Дома почти не появлялся. Все бродил в кукурузе и стихи бубнил:

ясен красен cветел ветер
дом всем оставаться на своих

бодр боров сахар дорог
на распутье лютый творог


вымя
семя
значит ты меня не любишь
мертвые как космонавты

[текст выправлен по сборнику «Разбудай», М.: ОГИ, 2020]

Потом, когда к нам Цыган приехал культуру насаждать, Бусинку из мистической кукурузы волонтеры выловили, и стали его в кунсткамере вместе со слепым художником показывать.

БУБУКА: легальная музыка для бизнеса

ПАНГАЕВ Дмитрий

руководитель Звуковая система БУБУКА

Портал Equipnet.ru уже неоднократно рассказывал о незаурядных стартапах в самых различных сферах бизнеса. Вот и на этот раз мы не могли не отметить один из наиболее ярких проектов последнего времени в области IT-технологий.

Об уникальном облачном сервисе легального музыкального и видео оформления предприятий торговли, общепита и сферы услуг БУБУКА нам рассказал его автор, известный томский ресторатор и предприниматель Дмитрий ПАНГАЕВ.

– По традиции все подобные интервью мы начинаем с вопроса, который больше всего интересует наших пытливых до новых знаний читателей: как вам пришла идея организовать онлайн-продажу музыкального контента? Да ещё и в обход таких серьезных государственных организаций контроля интеллектуальной собственности, как Российское авторское общество (РАО) и Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

– Все началось в 2007 году, когда одна из томских торговых сетей предложила нам создать в своих магазинах собственное радио. При этом платить они за это не хотели, и предложили нам самим придумать, как заработать. Тогда мы запустили проект по размещению звуковой рекламы в местах продаж.

Это был для нас новый опыт, и когда появились представители РАО и выставили нам неподъемную цену за использование контента, то мы поняли, что нужно искать альтернативу. Одним словом, проект тот состоялся и до сих пор работает. А мы подумали: почему бы не поделиться своим опытом и не предложить простой, удобный сервис с легальным контентом всем желающим в России.

Боль предпринимателей в ресторанном бизнесе, связанная с легальностью музыкального контента, мне очень хорошо знакома, поскольку я сам являюсь владельцем нескольких заведений. Вот так и появилась идея проекта БУБУКА.

Мы умудрились заключить отличные договоры на использование западного качественного контента. Причем, это ни какое там «мульти-пульти», наигранное на синтезаторах и имеющее сомнительное качество, которое часто предлагают разные конторы и сайты. Мы предлагаем качественный контент различных жанров: от jazz и loundg до так популярной сейчас музыки в стилях indie-rock, soul, pop. Причем, клиенты могут ознакомиться с нашей музыкальной базой в бесплатной демо-версии, чтобы понимать, что они покупают. А сейчас у нас еще и видео есть.

– Наверное, чтобы вести подобный бизнес, необходимо иметь штат высокопрофессиональных юристов? Ведь Всероссийская организация интеллектуальной собственности «давит» даже на таких гигантов как McDonald’s.

– Абсурдность сегодняшней ситуации в сфере авторских прав в нашей стране заключается в том, что одни и те же организации в лице РАО и ВОИС, заявляя о своей государственной аккредитации, занимаются, фактически, не защитой прав авторов и выплатой им отчислений, а тем, чтобы бизнес платил только им. И очень ревностно, а временами агрессивно, относятся к тем, кто, заключив прямые договора с правообладателями и получив возможность реализовывать их контент и отчислять гонорар. Они пытаются всеми силами дискредитировать, запугать и запутать честных предпринимателей.

Казалось бы, ну если не нарушены права авторов, то эти организации должны это только приветствовать, а они на практике пытаются принудить к заключению договора с ними. Если мне не верите, спросите любого ресторатора в нашей стране и станет ясно, какая репутация у РАО и ВОИС.

– Отношение РАО и ВОИС к организациям, подобным вашей, явно не носит дружественный характер. Тем не менее, по данным РосБизнесКонсалтинг, вашу компанию поддерживают не только на областном, но и федеральном уровнях. Проект БУБУКА интересен и венчурным инвестиционным фондам. Как в этой связи вам удается лавировать между противоположно настроенными по отношению к вашему сервису сторонами?

БУБУКА – это сервис для практически прямого взаимоотношения между правообладателем и пользователем его контента. И цены устанавливает сам правообладатель, ведь это его интеллектуальная собственность. Он четко видит, вплоть до адреса, где, в каком объеме и на какой срок используют его контент и точно знает, сколько ему причитается.
БУБУКА уже доказала свое право на существование, ее оценили, и сегодня нашим сервисом пользуются сотни ресторанов, кафе и магазинов по всей России, от Калининграда до Хабаровска.

Конечно, мы интересны венчурным фондам, хотя, на мой взгляд, наши фонды часто делают вид, что активно ведут переговоры и вкладываются в проекты. Мне пару раз задавали вопросы, что, якобы, есть конкретная информация о том, что то один, то другой фонд в нас уже вложился, и очень удивлялись, когда я опровергал эти слухи.

На определенном этапе я понял, что просто теряю кучу времени, на общение, переговоры и подготовку документов для аналитиков и представителей разных фондов, поэтому просто это прекратил. Работать надо, делать проект, а не ждать чемодана с деньгами… Я думаю, что тот инвестор, кто оценит и поймет наш проект, сам к нам придет.

– Отвлечемся от бюрократических моментов и спросим вот о чем: насколько сложно было на начальном этапе проекта найти первых клиентов? Ведь до вашего предложения те же рестораны и торговые центры уже пользовались чьими-то услугами. Иначе говоря: в чем была уникальность предложения БУБУКИ, позволившая заказчикам сделать выбор в вашу пользу?

– Первых клиентов всегда сложно найти. Убедить в том, чтобы оценили, поверили… Конечно, нужно предлагать всегда лучшее.

Пройдя путь в несколько лет, занимаясь управлением более 80-ти объектов в своем городе, мы точно знали, что предложить нашим клиентам по всей России. Мы создали уникальный облачный сервис с возможностью запустить легальный музыкальный контент в своем заведении в течение 30 минут, практически на любом устройстве.


Сейчас нам звонят из разных регионов и благодарят за то, что мы есть и, что делаем хорошее дело. Вот недавно подписали соглашение о сотрудничестве с Ассоциацией рестораторов и отельеров Красноярска.

– Знаем о большом стремлении всей вашей команды выйти на зарубежный рынок. Проект БУБУКА уже был презентован на крупнейшей международной выставке IT-технологий Futur en Seine в Париже. Удалось ли достичь поставленных целей? И не боитесь ли международной конкуренции?

– Цель участия в парижской выставке как раз и заключалась в том, чтобы оценить интерес к нашему сервису, попытаться понять, как к нему отнесется европейский пользователь. Результаты нам понравились. В начале 2015-го года начнем первые продажи в европейских странах. Сначала в Германии, Великобритании и Франции…
А конкуренция, в особенности международная, как раз и закаляет, поднимает тебя и твой проект на новый уровень. Так что мы за здоровую конкуренцию.

– Эксперты Russian Startup Rating очень высоко оценили проект БУБУКА, присвоив ему наивысший рейтинг ААА. Этот статус дает вам какие-то преимущества перед конкурентами?

– Нам очень приятно, что БУБУКУ оценивают так высоко квалифицированные эксперты из RSR. Но, скорее, этот рейтинг дает определенный сигнал инвесторам и партнерам. А для клиентов мы делаем самый лучший и удобный сервис в мире и предлагаем очень качественный музыкальный контент за доступные деньги. Это наша миссия, и в планах дальнейшего развития проекта мы подняли для себя планку на такую высоту, которую взять сложно, но мы сможем.

бубука — Самое интересное в блогах

Павел Коробков. 4-й Дрфест в Харькове

Павел Коробков. 4-й Дрфест в Харькове СКАЧАТЬ МУЗЫКУ БЕСПЛАТНО

Мужские руки и я

Вещи которые меня бесят

1. Длинный ноготь на мизинце. (вообще странный штука, кто чем это оргументирует. Одним это что бы отвертку с собой не тоскать, другим что бы в носу и ушах ковыряться. как мило. )

2. не люблю пальцы как у бегимота.

3. не люблю худые руки, нравятся крупные.

4. не нравится ЛАК на ногтях

5. РРРРРР! бесит грязь под ногтями

6. не люблю тонкие пальчики

7. нравятся, шрамы, мозоли, ссадины.

Заметка

Маленький список обязательных дел. (По мере выполнения буду вычеркивать)

Взяться за учебу (фак!огромная проблема)

Сделать фотосессию с ассистентом в стиле ню.

Перестать стесняться своего тела и спокойно раздеваться перед незнакомым человеком.

Быть на долгий промежуток времени счастливой.

Сделать самой ролы.


Сделать кучу маленьких игрушек.

Съесть огромную коробку обалденных конфет.

Научиться делать алкогольные коктейли.

Выпить хорошего кофе.

Не лечь в больницу и вылечиться.

Сделать (и поддерживать) идеальный порядок в комнате.

Бросить кушать чипсы.

Стать хорошей дочкой

Наладить отношения с Бубой.

Перестать быть собственницей

первое что приходит в голову. потом будут еще.

Моя реальность

Вечный огонь, в Ростове-на_дону.

ассоциируется с Олегом. (на этом памятнике мы провели ночь греясь возле огня)

Зеленый цвет. точнее даже само название зеленый

Женька с Краснодара. Я когда то встречалась с Хвостом, и он Женю называл Зеленым, потому что тот был пьяным в зюзю на фесте

Ну конечно же с Романом (Пятна), как только на глаза попадает мне эта машинка мошинально вспоминаю про него )

Ку. Пацек (кажется так пишется) в общем то и сам фильм кин дза дза

Ассоциируется с Иеронимом, он так мило скривливает моську и раздвигая руки говорит- Ку?

Любой коктейль в жести, (особенно страйк)

С Морозом(Страйком) этот парень вечно пьяный. Мне проблематично его представить без баночки бодрящего напитка.

Хэлл очень родное создание

ассоциируется с. непомнящим. есть такой хамечательный бард.. (наверно бард)


Там у них, у богов, сегодня застолье —

Поминки потому, что мы звали любовью.

У нас это словечко рифмуется «кровью»

А они не знают, что это такое.

Говорил бог богу: «Конечно на кой нам,

Но объясни, что эти люди называют словом «больно».

Мы думали, мы можем быть заних спокойны,

А они себя ведут как-то недостойно»

Так разговаривали боги, а я сегодня пил

И вчера тоже пил, а зачем — забыл.

(( не знаю как разместить песенку. по возможности это сделаю.

разговор

проснулась среди ночи.. состояние хреновое.. уснуть не могу.. что за нафиг?!
в голову лезут непонятные мысли. фр!
разговор с Я
ну что сучка, допрыгалась?! хотела обильного внимания со стороны парней, так лови! ты же все время получаешь то что хочешь. и никогда не задумывалась о последствиях, о других людях, о том что о тебе подумают. а эти идиотские принципы? откуда они вообще взялись? ох, мда! ты конечно скажешь что изменилась за последний год, перестала влезать в отношения, встречаться с парнями которые тебе не особо интересуют, меньше действий по принципу. но разве этого достаточно? нет! и мы с тобой ЭТО прекрасно понимаем.(хм, могу тебе напомнить остапа с которым ты просто все пустила на самотек, но есть и поздравления, молодец что во время одумалась с пятна и не пошла ТАК далеко) у тебя до сих пор не было серьезных отношений. это все из за твоей внутренней непостоянности, истеричности с самой с собой, недоверия к окружающим и кучей дополнительных фактов.

задумайся, ведь у тебя в жизни кроме каких то непонятных взаимоотношений с людьми больше ничего нет.

Бубука

Водка в кружке, платок на голове, соломинка во рту и баян в руках. Это не вечер пятницы в Сибири, это новый лук томского стартапа

Легенда о том, что в Сибири медведи ходят по улицам, а в мороз мы запускаем их домой погреться, все еще живет и распространяется за пределами ареала мишек и лаптей. Именно на этом и решили сыграть в сибирской IT-компании:

«Иногда, особенно за рубежом, наш сибирский стартап из Томска воспринимается крайне необычно. Некоторые до сих пор думают, что у нас медведи ходят. Мы решил подлить масла в огонь и постебаться над этим», — фотография за такой подписью в Facebook-профиле фаундера активно развивающегося сибирского стартапа «Бубука» Дмитрия Пангаева.

Идея создания снимка появилась у Дмитрия давно, еще после выставки во Франции (тогда многие удивлялись, что сибиряки зашли так далеко — и медведи с балалайками этому не помешали). Но до реализации руки не доходили — не было времени.

Для съемок выбрали одну из деревушку недалеко от Томска, на которую наткнулись случайно, пока искали место. Точкой сбора и переодеваний стал старый заброшенный дом, который помогал настроиться на нужный лад и тонко прочувствовать идею снимка. Подбирали и создавали образы участникам прямо на месте. Инвентарь и наряды принесли сами — кто что смог — буквально за час поисков дома или у друзей каждый нашел то, что пригодилось для съемок.

Местные жители сначала немного настороженно отнеслись к приезжей делегации, но узнав об идее, стали активными зрителями и советчиками на съемочной площадке. Жара и насекомые не помешали созданию колоритной фотографии – ради удачного кадра участники были готовы на все.

Но не только сам процесс съемки был увлекательным. После насыщенного деревенского дня все собрались на просмотр снимков на «плазме» в офисе, чтобы обсудить фотографии и выбрать лучшую. В итоге, тот самый снимок был выбран единогласно.

— Хотелось сделать что-то необычное. Не как все IT-компании – фирменные маечки/футболки, широкие улыбки и все сотрудники в ряд на фоне своего же логотипа. Поэтому Сибирь – валенки, фуфайки и прочие атрибуты нашей жизни. Именно это нас выделяет и отражает то, как мы мыслим. После этого нас и воспринимать стали по-другому, легче как-то. Поняли, что мы хоть и IT-компания, но все же веселые и достаточно креативные люди, — рассказывает Дмитрий.

Не смотря на то, что фотография была сделана недавно — на прошлых выходных — и без помощи профессионального фотографа, идея уже собрала приличное количество «лайков» и одобрительных комментариев в соцсетях и на сайте Бубуки.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все языки программирования для начинающих