10 типичных страхов перед сменой профессии


Содержание

10 типичных страхов начинающих пользователей ПК

В среде пользователей, не приближавшихся к компьютеру ближе, чем проходя мимо витрины соответствующего магазина, живет множество предрассудков и страхов, из-за которых они до сих пор не освоили компьютер.

Эти предрассудки и страхи кажутся им реальными причинами такого положения вещей. Но если вы озвучите их среднестатистическому школьнику, он только рассмеется вам в лицо, настолько нелепыми и смешными они ему покажутся.

Это значит, что данные страхи выдуманные, они живут только в голове их носителей и в большинстве своем не имеют реальной основы.

А чаще всего – будем называть вещи своими именами – являются просто (осознаваемыми или нет) оправданиями собственной лени, закостенелости взглядов и нежелания что-то менять в своей жизни.

Еще хуже, когда последствия этих страхов влияют на жизнь других. Чаще всего это происходит, когда родители запрещают детям изучать компьютер или вовсе отказывают в его покупке. Или напротив, взрослые дети «стыдят» свои пожилых родителей за их стремление научиться работать на ПК.

Конечно, ключевую роль играет мотивацию. Т.е. если вы просто не чувствуете потребности в «общении» с компьютером и счастливы без этого, то и хорошо, не надо себя мучать.

Но что если вы втайне завидуете своим детям, знакомым, коллегам, которые как ни в чем не бывало управляются с этим загадочным (и, на самом деле, добрым) зверем?

Если вам тоже хочется «приручить дракона», но мешают различные страхи и домыслы?

Много общаясь с начинающими пользователями, я выделил десяток таких страхов и предлагаю вам свою версию того, почему вам нужно послать их подальше прямо сегодня, если ваше желание изучить компьютер – искреннее.

«Это невероятно сложно и доступно только избранным»

О, да! Было время, когда высоколобые дядьки в белых халатах (и обязательно в очках с толстыми стеклами, да!) пихали в большие шкафы под названием ЭВМ перфокарты, говорили непонятные слова, и это действительно выглядело как некое таинство.

Ситуация давным-давно изменилась с появлением графических, интуитивно понятных операционных систем и программ. Но у многих так в голове и засела картинка с «компьютерными жрецами».

Сегодня, чтобы отправить документ на печать, не нужно, вводить команду «print» с кучей параметров, а достаточно кликнуть мышкой на картинку в виде принтера.

Любой новичок, наблюдающий некоторое время за тем, как более опытный пользователь запускает программы, сворачивает и разворачивает окна, создает и копирует файлы, вводит текст, меняет его оформление и т.д. сможет быстро начать повторять все эти действия и запоминать их на уровне движений, совершенно не напрягая мозг.

В этом и заключается интуитивность современных компьютеров: нужно просто начать пытаться им управлять, и большинство действий станут понятны спустя короткое время.

Что касается более сложных вещей, таких как настройка параметров операционной системы и программ, решение различных прикладных задач (открыть почтовый ящик, скачать нужные файлы, распаковать архив, отредактировать фотографию или видео, и т.д.), то сегодня есть много способов этому научиться. Среди них одним из самых эффективных являются видеокурсы.

Как бороться с этим страхом: наблюдать за тем, как пользуются компьютером люди вашего круга. Общаться с ними и просить помощи в случае необходимости. Ну и, конечно, заняться целенаправленным самообразованием.

«Это новое и непонятное, а значит опасное»

Люди издревле боялись темноты. Не столько потому что в ней легко заблудиться или упасть и сломать ногу, сколько потому что из нее выходило нечто ужасное и очень опасное (ну, откуда же ему еще выходить как не из темноты?).

Следовательно, темнота является спутником чего-то неведомого, которое как правило несет в себе угрозу.

Для многих мир компьютеров выступает синонимом этой темноты и по сложившейся привычке уже машинально ему приписываются опасные свойства.

В чем именно заключается опасность, люди объяснить не могут. Опасно и всё!

Тут, в общем-то, нечего комментировать. Это чистой воды психологическая загогулина, которую надо нейтрализовать.

Как бороться с этим страхом: ну, хотя бы задать себе вопрос: «Если компьютеры – это так страшно, почему все вокруг с радостью ими пользуются?»

«Меня засмеют»

Как правило, этот страх живет там, где преобладает физический труд, т.е. среди людей рабочих профессий (ничего не имею против представителей этого важного, а порой героического труда. Просто говорю то, что часто наблюдал).

Нередко там существует такая субкультура, по которой тот, кто занимается чем-то заумным (читает что-либо кроме бульварных детективов, изучает компьютер), становится объектом насмешек: «Смотри, наш интеллигент пошел!».

Кроме того, данный страх «популярен» среди людей пожилого возраста. Об этом мы поговорим ниже.

Что противопоставить этому страху? Очевидно, вырабатывать независимость от мнения окружающих. Если вы хотите чем-то заниматься, а кому-то кажется что это смешно и глупо, вот пусть он и не занимается, а вам не указывает что делать.

Потом, вы же не обязаны обо всем рассказывать другим. Делиться чем-то имеет смысл с теми, кто сам находится на таком уровне, чтобы вас понять и оценить ваши стремления. В остальных случаях можно хитро помалкивать:

О тайнах сокровенных невеждам не кричи
И бисер знаний ценных пред глупым не мечи.
Будь скуп в речах и прежде взгляни с кем говоришь:
Лелей свои надежды, но прячь от них ключи.

Кроме того, если окружение не разделяет ваших взглядов, может быть пришло время поискать новое?

Как бороться с этим страхом: по-честному разобраться в себе, реально ли вы хотите изучать компьютер. Если да, начать вырабатывать независимость от чужого мнения. Это уже больше психологический вопрос.

«Я слишком стар для этого, пусть молодые изучают»

Это самый популярный страх среди тех, «кому за…» (подходящий для возникновения страха возраст каждый подставит сам).

Мой опыт общения с пользователями показывает, что данный страх – это маскировка простого нежелания изучать компьютер.

Почему? Да потому что среди моих подписчиков полно пенсионеров (есть даже за 80 лет), которые взяли и без лишних разговоров научились использовать разные программы, электронную почту, и даже создавать сайты.

Потому что хотели.

А если вы не чувствуете, что вам это надо, если компьютер в тягость, так значит не надо и мучиться, никто ведь насильно не заставляет.

Как бороться с этим страхом: найти людей, близких вам по возрасту, которые уже хорошо справляются с компьютером, и общаться с ними. Это можно делать как в реальной жизни, так и в самом интернете: на форумах, в социальных сетях.

«Я не знаю английского»

Этот страх поражает меня своей «хитроумностью».

Кажется, что человек готов отнести к «обязательным дисциплинам» для изучения компьютера все что попадет под руку: от корпускулярно-волнового дуализма до работ старика Фрейда. Лишь бы не браться за дело.

Короче говоря, английский знать не обязательно. Как сама операционная система Windows, так и множество основных программ давным-давно переведены на разные языки, в том числе на русский.


Вместе с тем, существует компьютерный сленг, в котором многие слова являются переделками исходных англоязычных терминов на русскоязычный лад. Но это же не сам английский язык. Таких переделанных слов – ограниченное количество, и достаточно вооружиться хорошим словариком для компьютерных пользователей, чтобы при необходимости находить значение непонятного слова. А со временем вы их просто запомните и начнете употреблять сами.

Как бороться с этим страхом: просто понять, что английский не нужен, потому что программы на русском языке.

«Это вредно для здоровья и психики»

В первую очередь имеют в виду «радиацию от монитора». Сейчас в мониторах нет даже электронно-лучевой трубки (кинескопа), но миф о радиации все еще очень популярен.

Его причина – скука!

Если вред от компьютера заключается только в том, что вы долго сидите неподвижно, сосуды пережимаются, кровь застаивается, суставы деревенеют, глаза напрягаются от разглядывания близких ярких объектов (как это есть на самом деле), то это просто неинтересно.

А вот если «радиация»… если «торсионные поля»… если «печать дьявола» – это куда интереснее. Бояться этого гораздо более весомо и значимо.

Как бороться с этим страхом: выкинуть из головы «научную фантастику» и предпринять меры, направленные против реального вреда, который может принести долгое сидение за компьютером: делать перерывы, упражнения для глаз и тела, разминаться, чередовать сидячую работу с физической.

«Мой компьютер (и меня вместе с ним) сожрут вирусы и атакуют хакеры»

Да! Прямо из монитора высунется рука неизвестного хакера в перчатке Фредди Крюгера и начнет кромсать все вокруг.

Если честно, то, по большому счету ваш компьютер не особо-то кому и нужен. Иногда попадаются пользователи, которые обычные глюки в работе операционной системы (торможения, зависания, внезапное закрытие программ) принимают за целенаправленные атаки со стороны спецслужб (название коих зависит от страны проживания) или могущественных хакерских группировок.

Задать вопрос: «А кому сдался мой компьютер?» им в голову почему-то не приходит.

Конечно, обычные рядовые компьютеры могут заражаться вирусами, могут быть предприняты попытки кражи личных данных с них, они могут включаться в так называемые группы «компьютеров-зомби» для совершения с помощью таких сетей каких-либо деструктивных действий. Но это, в подавляющем большинстве случаев, происходит в результате автоматической работы вредоносных программ, а не так, что сидит какой-то хакер и издалека колдует конкретно над вашим компьютером.

Как бороться с этим страхом: предпринять стандартный набор мер компьютерной безопасности: обновлять операционную систему, установить антивирус и регулярно обновлять его базы, не работать под учетной записью с правами администратора, не открывать непонятные письма от незнакомых адресатов, никогда не вводить и не высылать никакие свои пароли от сайтов, даже если вам пришло письмо якобы от сайта, которым вы пользуетесь.

«Я сломаю компьютер сразу после нажатия на любую кнопку»

Это один из самых распространенных и сильных страхов новичков.

Поскольку компьютер кажется чем-то невероятно сложным, они думают, что любой «шаг влево, шаг вправо» неминуемо приведет к поломке этой сложнейшей штуковины.

Так вот, запомните: если вы не будете ковыряться отверткой в системном блоке с завязанными глазами и забивать гвозди в монитор, вы не сможете сломать (сжечь) сам компьютер физически.

Да, вы можете удалить какие-то данные, запороть программу или всю операционную систему. При этом программа перестанет работать или компьютер вовсе не будет запускаться.

Но это же не фатально!

Программу можно установить заново, как и операционную систему. А данные, если они важные, надо всегда хранить в нескольких копиях на разных носителях.

Как бороться с этим страхом: понять, что компьютер бессмертен :)

«Я мгновенно удалю все свои данные»

Это уже более «прикладной», а не абстрактный страх. Его можно сравнить со страхом человека, который учится водить машину. Если он просто «боится водить», то это абстрактный страх неизвестного. А если боится заглохнуть на светофоре, то это уже конкретный страх четко описанного события. Поэтому с ним легче бороться.

Чтобы не потерять важные данные, нужно не хранить их в одном экземпляре. Это золотое правило ответственного пользователя.

Заведите себе привычку периодически, в зависимости от скорости появления новых ценных данных (фотографий, документов, видеороликов), создавать их резервную копию как минимум на одном сменном носителе. Желательно, чтобы он был специально отведен для резервного хранения. Это могут быть записываемые DVD-диски, флешка или внешний жесткий диск.

Идеальный вариант – автоматическое ежедневное создание резервных копий. Делается это с помощью специальных программ.

Но даже простое ручное копирование поможет уберечь ваши данные от случайной порчи или удаления.

Как бороться с этим страхом: делать резервные копии.

«У меня украдут все деньги через интернет»

Ага, точно! Та же рука, что в страхе про вирусы, высунется из монитора, залезет под матрас, обшарит сумки и вытащит все до копейки.

В принципе, это тоже «конкретный» страх, который и лечить нужно устранением его причины. У большинства же начинающих пользователей эта причина вовсе отсутствует: у них нет денег в интернете, т.е. на счетах в платежных интернет-системах.

А если денег нет, как их можно украсть-то?

Если же вы используете компьютер для каких-либо финансовых операций (пользуетесь электронными деньгами, системами «банк-клиент» и т.п.), то выполнения минимально необходимых мер для обеспечения безопасности, описанных в страхе про вирусы, в большинстве случаев достаточно.

Но есть еще одна, специфическая. И она вам хорошо известна. Называется не хранить все яйца в одной корзине. Распределите деньги по счетам в различных системах, и тогда потерять все сразу становится практически нереальным.

И вообще, скажу я вам, ситуация прямого воровства денег через интернет, весьма редкое явление. Бывает, что деньги крадут с пластиковых карт. Но никто ведь не отказывается от их использования. Потому что плюсы многократно перевешивают минусы и возможные риски.

Как бороться с этим страхом: принять меры из страха про вирусы, плюс не хранить все деньги на одном счете. А если вы вообще не используете интернет для доступа к деньгам, то и бояться просто нечего.

А у вас были какие-нибудь страхи при освоении компьютера? И как вы с ними боролись?

Да!
Страхи были, и ещё какие.
Только очень хотелось научиться. Взял и сделал это. Учился по лицензионным авторским видео-курсам.
Теперь у самого есть сайт.
Назвал его “Старатель интернета”. Размещаю на нём информацию, какой пользовался сам. Пусть людям будет полегче научиться обращаться с компьютерными премудростями.
**Кстати, после диска Константина освоил электронные денежные ситемы. Теперь у меня личный аттестат в Webmoney.

Не знаю были ли страхи,скорее всего интерес к познанию чего то нового.Трудно было в печатании на латинице,многих слов используемых в компьютерном сленге не понимала.В начале изучала методом тыка и,случайно вышла на Вашу подписку и,вот теперь я немного из “чайников” превращаюсь немного в пользователя.Конечно я редко провожу время за компьютером,но пользуюсь теперь без обращения помочь . Огромное Вам спасибо Константин за очень полезные уроки для начинающих.
Успехов всем!

А я непомню, боялась ли ПК, но сейчас явно страха никакого не испытываю, а даже наоборот, мне кажется что я уже родилась с компьютером

Спасибо ,Константин,как всегда очень полезная информация.Страхи были до знакомства с вами -как бы не подумали ,что я совсем не обучаемая ,но вы и компьютер умные “мальчики”,всё делаете за меня ,осваиваю ,но медленно.Ваши уроки для меня учебник.Ещё раз спасибо .

Не испытываю никакого страха.

Уважаемый Константин -это словоблудие!?

Здравствуйте Константин! Большое спасибо за Ваши видеоуроки, из которых я многому научился. Мне 73 года, Компьютером занимаюсь более года. Я самоучка. За этот период столько дров наломал в этом направлении. Пять раз переустанавливали виндовс, из-за интереса самостоятельно разбирал системный блок и менял привод(который по незвестным причинам поломался-не проработал и года). Но зато в настоящее время я могу самостоятельно настроить многие необходимые для работы программы в плоть до переустановки виндовс. Еще раз большое спасибо за науку.


Спасибо. Всегда с удовольствием читаю Ваши статьи и пользуюсь советами. На мой взгляд, существует ещё один страх – страх забыть пароль и код доступа. Тем более, что в процессе работы “обрастаешь” большим количеством разнообразных паролей. Это мучительно -выдумывать всё новые и новые пароли. Записываешь в блокнот, потом не веришь своим глазам. Как упростить процедуру ? Будем бороться со страхами !

Это точно, такой страх тоже весьма распространен! И у меня он тоже был. Правда, неудобство доставляло скорее не опасение забыть пароли (в специальный файлик я их все-таки сохранял), а необходимость выдумывать пароли. Казалось бы, ерунда, но когда их нужны десятки для разных сайтов – крыша едет.
Мучения закончились с началом использования программы-менеджера паролей. Есть два наиболее популярные такие программы: платная Roboform и бесплатная KeyPass.

Коллекция типичных страхов HR-специалистов

НR-специалисты вселяют страх во многих соискателей, но и самим им есть чего бояться. Компания Halogen Software опросила больше 200 американских кадровиков, и большинство признались, что боятся вампиров и зомби.

Дело не в буйной фантазии HR-менеджеров и не в том, что они слишком увлеклись празднованием Хэллоуина. «Зомби» в Halogen назвали такой тип работников, чей ум поблек, а самоотверженность иссякла, и они давно не приносят пользы компании. Таких боятся 44% опрошенных кадровиков.

Еще 44% сотрудников HR-департаментов дрожат перед встречей с «вампирами»: те более активны, но не безобидны, поскольку истощают ресурсы организации. «Пришельцы» — люди, взявшиеся как будто из ниоткуда, — пугают 11,6% специалистов по кадрам.

Американские кадровики боятся не только этих персонажей корпоративных фильмов ужасов, но и своих повседневных обязанностей: оценки персонала, связанной с оформлением кучи документов и строгими дедлайнами, поиска и обучения новых сотрудников, своей неспособности удержать кадры.

Slon.ru составил список типичных страхов отечественных HR-специалистов. Некоторые из них вечны, другие вызвал к жизни кризис. Например, хотя профессионал в управлении персоналом найдет работу всегда, в начале кризиса HR-специалисты одними из первых «пошли под нож». Впрочем, сейчас страх потерять место отходит на второй план: согласно опубликованному сегодня опросу Antal Russia, компании снова начали набирать специалистов по рекрутменту и другим сферам управления персоналом.

Но кадровикам и без этого есть чего бояться.

Боязнь увольнять

Не все HR-специалисты готовы с твердостью в голосе произнести: «Вы нам не подходите». Некоторые долго готовят себя к тому, чтобы объяснить человеку, что компания не может продолжать с ним работать, но все безуспешно. «Когда приходится сообщать сотрудникам, что с ними придется проститься, у меня давление поднимается, хотя и не первый год работаю», — говорит представительница мебельной компании.

Увольнение может повлечь за собой и более неприятные последствия, чем психологический дискомфорт. Некоторые сотрудники HR-департаментов серьезно опасаются судебных разбирательств с бывшими сотрудниками. Ведь руководители с радостью переложат ответственность за конфликтную ситуацию на плечи кадровика.

Не тот человек

Крупный риск для сотрудника HR-департамента — принять на работу не того кандидата. Сейчас, когда на рынке труда оказалось множество специалистов, «эйчары» неизбежно задумываются: по какой причине эти люди были уволены с предыдущего места работы?

Одни потеряли работу, так как компания перестала существовать из-за кризиса или ее продали, и новые хозяева полностью поменяли штат. Других же сокращали за плохие личные результаты. Но записи в трудовой книжке у всех одинаковые. Заново искать человека — это гарантированное недовольство начальников. А если подбор персонала передан на аутсорсинг, то повторную работу специалисту придется провести бесплатно.

Ловкий соискатель

Кандидаты стали уделять больше внимания подготовке к собеседованию. Это и обращение к специалистам, которые готовы помочь правильно составить ответы, а иногда и написать их за соискателя, и специальные тренинги, и просто опыт. «Те, кто побывал уже ни на одном десятке интервью, знают примерный круг вопросов, и ответы на них подготовлены заранее», — жалуется глава HR-компании.

Эффектная самопрезентация порой мешает кадровикам отличить хорошего специалиста от хорошо подготовленного к собеседованию. А некоторые кандидаты начинают просто придумывать себе опыт работы и другие качества. И многие кадровики настораживаются тем больше, чем лучше рассказывает о себе человек. Даже могут отказать кандидату, который не может ответить на вопрос о своих недостатках.

Кандидаты-шпионы

Еще один страх, обострившийся в кризис, — это попытки кандидатов подловить HR-специалиста на ошибке или еще на чем-то. Из-за проблем с трудоустройством люди начали ходить на собеседования с диктофонами, чтобы в случае отказа HR-департаменту пришлось объяснять, на каком основании это было сделано. Поэтому кадровики подходят к делу радикально: «Если удается выяснить, что кандидат пришел с диктофоном, то, конечно, он получит отказ». Если соискатель не доверяет компании с самого начала, это пугает сильнее, чем попытки обмануть.

Сорванные сроки

Как и американские коллеги, российские HR-специалисты боятся не закончить проект вовремя. К отделу персонала топ-менеджеры часто относятся пренебрежительно или не вникают в специфику его работы. Поэтому планы работ и дедлайны часто необоснованно ужесточаются.

Хотя число соискателей в связи с кризисом выросло в разы, найти именно того, кто нужен, не так просто. «Не все готовы работать на наших условиях», — жалуется директор по персоналу мебельной компании. Кризис уже не так шокирует, никто больше не хватается за любую работу, а потому зарплатные ожидания кандидатов теперь все чаще превышают возможности компаний.

Упущенные кадры

Нанимая хороших специалистов во время кризиса, кадровики небольших фирм каждый раз нервничают: не уйдет ли этот сотрудник, когда крупные компании восстановятся после кризиса и снова начнут набор? Ведь их компанию он, скорее всего, рассматривает как временное пристанище. Всегда есть риск, что консультант найдет новую работу или вернется к своему прежнему работодателю.

Провальная аттестация

Многие опасаются аттестации сотрудников больше, чем сами сотрудники. Каждый HR знает страшную историю, как в одной компании сотрудники не согласились с результатами оценки, и руководство компании было вынуждено пожертвовать HR-менеджером, ответственным за проект.

Не тот провайдер

Отдел персонала отвечает не только за сотрудников, но и за консультантов. Если какую-то работу — по подбору персонала, оценке кадров, обучению и т. д. — компания отдает на аутсорсинг, то ее курирует именно HR. Ошибка при выборе консультантов — один из главных страхов HR-менеджера.

Буйные коллеги

Кадры бывают разные. «Встречаются и те, от которых и в глаз получить можно», — говорит сотрудница металлургического завода, которой приходилось увольнять работников или сообщать им о переходе на новый рабочий график. Приходится тщательно подбирать слова и интонацию.

Сменить профессию в зрелом возрасте. Как?

Сегодня все больше людей задумывается о смене профессии, говоря словами Данте, «земной свой путь пройдя до половины». Забыть о наскучившем офисе и заняться творчеством, сделать любимое хобби основной работой — давняя мечта многих из нас. Но чем старше человек становится, тем сложнее решиться на такой серьезный шаг. Мы поговорили с нашими экспертами о том, как избавиться от страхов и начать карьеру с чистого листа.

Почему вопрос смены профессии стал сегодня настолько актуальным? «Жить стало лучше, жить стало веселее» — относительная стабильность, пришедшая на смену длительным экономическим и социальным кризисам, позволила многим перестать думать о каждой заработанной копейке и обратить внимание на то, чего им действительно хочется в своей профессиональной жизни.

«Теперь появилась свобода выбора и, главное, настоящий рынок труда, — объясняет психолог Эльмира Давыдова. — Те, кто поступал в университеты 20–30 лет назад, до недавнего времени не могли даже задуматься о смене деятельности. Профессия в советские времена выбиралась раз и навсегда. А в 90-е годы всем казалось, что единственный способ выжить — работать в киоске, поэтому мы выбирали более прибыльные направления. Гуманитарные науки тогда казались страшными, потому что с их помощью нельзя заработать, и на факультеты психологии, филологии просто никто не шел».

Удачная смена профессии в любом возрасте делает человека более свободным, творческим, счастливым

Сегодня же ситуация изменилась коренным образом. «Ко мне приходит огромное число взрослых людей, стремящихся внести в свою профессиональную деятельность больше творчества. Конечно, под творчеством не всегда имеется в виду сочинение стихов или рисование картин, — уточняет Эльмира Давыдова. — Это некая деятельность, о которой можно сказать: «Это сделал я сам».

Таким образом, у многих впервые появилась возможность реализовать свой потенциал и даже сделать успешную карьеру на новом поприще. И на этом пути могут случиться самые неожиданные повороты.

«В настоящее время заметна тенденция к так называемому дауншифтингу, — подтверждает экзистенциальный психотерапевт Наталья Тумашкова. — Когда вполне состоявшиеся в своей области люди в 40–50 лет вдруг резко меняют сферу деятельности: крупные бизнесмены становятся капитанами небольших суденышек и катают туристов по экзотическим маршрутам, банкиры уходят в журналистику, юристы в социальную работу — в общем, Диоклетиан покидает императорскую синекуру и идет сажать капусту».

Однако не все способны найти в себе силы нарушить привычный ход дел. Одни сомневаются в целесообразности менять профессию, другие боятся остаться без средств — но все же чувствуют себя несчастными на работе.

«Удачная смена профессии в любом возрасте делает человека более свободным, творческим, счастливым. Когда ты занимаешься по-настоящему своим делом, оно не бывает в тягость, — утверждает Эльмира Давыдова. — Поэтому любые испытания на пути к этому состоянию стоят того».

Этап 1 — осознание

Специалисты выделяют вполне конкретные симптомы того, что старая работа вам больше не подходит. Эльмира Давыдова перечисляет основные из них:


  • во время работы вы постоянно испытываете скуку;
  • вам не хочется читать специальную литературу;
  • вам кажется, что в этой области вы уже достигли всего возможного и дальше двигаться некуда;
  • вы слишком часто ловите себя на мысли, что на работе думаете об отвлеченных вещах;
  • у вас ухудшается здоровье (в тяжелых случаях возникают неврозы и панические атаки);
  • вам не хочется идти на работу до такой степени, что хочется плакать.

Конечно, эти чувства могут быть вызваны и сильной усталостью. Поэтому, прежде чем бросать работу и отправляться в свободное творческое плаванье, попробуйте поставить эксперимент — уехать в долгосрочный отпуск, создав себе все условия для того, чтобы хорошо отдохнуть.

Кроме того, обратите внимание на взаимоотношения с коллегами и начальством — возможно, проблема заключается не в профессии в целом, а в вашем месте работы. И только в том случае, если после отдыха и смены коллектива ваше состояние не нормализовалось, стоит переходить к следующему этапу.

Этап 2 — справиться со страхами

Чем позже приходит осознание, что пора изменить свою жизнь, тем труднее пойти на этот шаг. Для уже состоявшегося профессионала в зрелом возрасте переход в статус новичка может оказаться крайне болезненным.

«Я долго не могла решиться на то, чтобы спустя 25 лет после окончания университета снова вернуться в медицину, — делится своим опытом Анна, 49 лет. — Представляла, как врачи со стажем будут смотреть на меня с иронией, как на девочку. Конечно, переживала, что меня не возьмут на работу в таком возрасте! Но все эти страхи оказались напрасными — главное, действительно хотеть и добиваться своей цели».

«Любое изменение всегда предполагает некоторую неопределенность, которая и порождает тревогу, — комментирует Наталья Тумашкова. — Поэтому для начала признайтесь себе, что вам страшно, и попробуйте понять: чего вы страшитесь больше всего? Только «названный» страх можно соотнести с действительностью, посмотреть, «а так ли страшен черт».

Когда НЕ нужно менять профессию

Каковы бы ни были наши мечты, всегда лучше реалистично смотреть на ситуацию. Не каждое дело можно освоить в зрелом возрасте, и если, отметив 50-летие, вы захотите стать профессиональным актером театра или летчиком, стоит дважды обдумать это решение.

«В конце концов, не обязательно делать из мечты профессию, — утверждает Эльмира Давыдова. — Жизнь не исчерпывается работой. Наполните творческим содержанием ту деятельность, которую вы ведете, а свои пристрастия реализуйте как хобби. Зачастую причина депрессии и подавленного состояния заключается не в работе, а в чем-то другом. Это может быть личностным или возрастным кризисом, и тогда вам потребуется консультация не специалиста по профориентации, а психотерапевта».

Как справиться со страхом перемен?

  • вспомните свой успешный опыт перемен — как вы что-то начинали, что-то делали впервые, как было страшно вначале и что помогло вам справиться с поставленной задачей;
  • собирайте положительные примеры из жизни друзей и знакомых;
  • вспомните своих родственников — на их долю выпало немало перемен, и они с ними справились; ищите вдохновение, читая биографии знаменитых и успешных людей (например, книга «Моряк в седле», написанная Ирвингом Стоуном о жизни Джека Лондона);
  • помните, что самое опасное — это «перегорание» в профессии. Дойдя до этой стадии отвращения к собственной работе, вы никогда не сможете к ней вернуться.

«Единственный способ справиться со своими страхами — не рубить топором сук, на котором сидишь, — утверждает Эльмира Давыдова. — Нужно действовать постепенно, капля за каплей: пойти учиться на курсы или сделать то, чем вы хотите заниматься, своим хобби. Постепенно впитывать новую среду, заводить знакомства, изучать специализированную литературу».

Ведь в процессе познания нового дела может оказаться, что это совсем не то, что нам нужно.

Этап 3 — определиться с новой профессией

Для кого-то эта часть пути может показаться самой легкой — наконец-то появляется возможность реализовать свои детские мечты, найти применение скрытым талантам, превратить любимое хобби в дело жизни. Но для многих вопрос «куда уходить?» кажется непреодолимым препятствием. Тогда в поисках нового призвания может помочь специалист по профориентации.

«В 60% случаев у моих клиентов уже есть какая-то определенная тема или сфера, которая им интересна. Тогда мы должны лишь конкретизировать желание. В остальных 40% люди узнают в моем кабинете что-то принципиально новое», — рассказывает Эльмира Давыдова.

Основная цель методики профориентации — выявить, какая профессия подходит именно этому конкретному человеку. Для этого существует множество разнообразных опросов и тестов.

«Я пытаюсь понять, как человек взаимодействует с людьми, любит ли делать что-то руками, к чему у него есть наклонности, — продолжает Эльмира Давыдова. — Нужно найти правильный объект и правильное действие с этим объектом. У каждого из нас есть коридор желаний и коридор возможностей. И в том месте, где они пересекаются, человек находит свое призвание».

Перед тем как отправиться к специалисту, важно проделать «домашнюю работу». Для этого задайте себе несколько вопросов: «Где и когда я чувствовал себя счастливым, реализованным?» Устройте себе «экскурсию» по детским и юношеским воспоминаниям: «Где я испытывал то чувство, которое я хочу переживать сейчас во время работы? И почему я когда-то от этого отказался?»

«Следующий шаг — инвентаризация собственных ресурсов, — советует Наталья Тумашкова. — Все навыки и умения, которые накопились за годы жизни, можно использовать как ключи к освоению нового дела».

Нужно провести работу по изучению рынка труда: чем можно заняться, к чему приложить способности и опыт? Кто из друзей готов присоединиться или, может быть, пригласить к себе на работу?

Кроме того, сегодня существует множество курсов и видов дополнительного образования, которые можно совмещать с основной работой.

«Обычно я рекомендую людям искать что-то приближенное к той сфере, где они сейчас находятся, — замечает Эльмира Давыдова. — Мы часто не замечаем возможности, лежащие в поле нашей деятельности. И только когда исчерпываются ресурсы в ближайшем круге, можно идти в «открытый космос».

Подумайте: на что вы стали бы тратить время, если бы уже не надо было работать за деньги?

Как раз для такого случая психолог составила список вопросов, ответив на которые вы можете найти новое дело своей жизни.

1. Если вам скучно на работе, напишите пять причин этого ощущения. Представьте, что вы заняты чем-то прямо противоположным. Нравится ли вам это? Что вы чувствуете? Напишите пять качеств, которые должны быть свойственны вашей работе.

2. Выпишите на лист профессии, которые вы знаете. Проделайте вычитание: вычтите все профессии, которые вам не нравятся. Из оставшихся вычтите те, которые вам не доступны по возрасту. Из остатка вычтите те, что вам интересны, но страшновато начинать. Рассмотрите остаток.

Цукерберг рекомендует:  Meet - Знакомимся. Есть кто из Липецка

3. Поразмыслите, что бы вы стали делать, если бы получили в наследство миллиард евро? Распишите свою жизнь на один год (двадцать важных дел, которые бы вы сделали) после получения этих денег. И на что вы стали бы тратить время, если бы уже не надо было работать за деньги?

4. Напишите, на что программировали вас ваши родители (насчет денег, образования, карьеры, людей вокруг вас).

5. Кто ваши самые настоящие учителя (назовите трех человек, которые вас, пусть жестко, пусть невольно, но чему-то в жизни научили).

6. Вспомните, какие подвиги вы совершили (в чем преодолели себя и обстоятельства). Как вас это изменило?

7. Вспомните ваши рискованные поступки (физический риск, социальный, финансовый), к чему это привело и чему вас научили эти ситуации?

8. Кто ваши родители и родители родителей по профессии? Что выдающегося они сделали в своей работе?

9. Доводилось ли вам что-то или кого-то организовать для какого-либо дела? Как вы себя чувствовали в этом качестве организатора? Или вы предпочитали быть рядовым участником?

10. Вспомните свои сновидения, которые вам в символической форме говорят о вашей неудовлетворенности жизнью. Или такие, которые показывают путь.

Об экспертаx

Эльмира Давыдова – психолог, основатель и руководитель центра по профориентации «ПрофГид»


Наталья Тумашкова – экзистенциальный психотерапевт, коуч, бизнес-тренер

Прыжок в неизвестность: как решиться на перемены?

Многие живут мечтой однажды полностью изменить свою работу. Открыть собственное дело, стать инструктором по дайвингу или горным лыжам. Как помочь себе воплотить мечту в жизнь?

Кризис среднего возраста: когда душа приходит в движение

Существует ли так называемый кризис среднего возраста, как он себя проявляет, всех ли из нас касается и какую играет роль? Наши эксперты обнадеживают: этот поворотный момент нашей жизни содержит в себе уникальные возможности.

10 типичных страхов перед сменой профессии

«Я серая мышь и не верю в себя. Но жить как-то надо. »

Ко мне на консультацию пришла Олеся, 26 лет. Она искала себя и все не находила. Говорила: «Ничего не хочу, ничего про себя не понимаю, ни к чему не способна». Я обнаружила, что девушка любила и любит собак всей душой. И вся ее семья – мама, сестра – занимается ветеринарией. Олеся не стала поступать в ветакадемию, побоялась экзамена по химии. Отвернулась от любимой темы, вытесняет тему из души. Но тема не отпускает от себя. И не дает любить другое.
Почему Олеся не посмела или не посмела посметь выучить химию – вопрос отдельный, захватывающе интересный, требует раскопок в семейных отношениях. И я не стала этого делать. Зачем? Олеся попала ко мне в 26-тилетнем возрасте и уже не хотела быть врачом.
А вот собак она любила, и мы придумали ей другую профессию – кинолога, собаковода.

Говорят, есть два важных дела в жизни: выбор профессии и выбор спутника жизни.
Люди, конечно, опасаются сделать ошибку, осторожничают. И правильно. Лучше не ошибаться в этом важном деле. Однако из-за страха человек может отказаться от любимого направления, дела и пойти неверным путем.
Вот какие страхи я наблюдаю у выбирающих профессию молодых людей.

1. «Я плохо знаю предмет (физику) и не сдам экзамен».
Этот страх понять можно. Что стоит за ним? Нет настоящей страсти к профессии, для которой надо учить алгебру. Алгебра – препятствие. Человек не готов ради мечты засесть за алгебру. Или это просто слова «не знаю физику», уловка, увертка от родительского требования стать инженером? «Я знаю, чего хочу: буду артисткой».

2. «У меня все хорошо получается, но сильно я ничего не люблю. Я боюсь, что у меня ничего не получится, что мне будет скучно. Как мне быть?»За этим рассуждением стоит тревога не состояться, пройти мимо ГЛАВНОГО. В этом случае стоило бы обратиться к хорошему специалисту про профориентации. Но если браться самостоятельно за дело, то можно попробовать метод исключения.Написать десять профессий, которые ни в коем случае не хотелось бы практиковать. Вот их исключить. Посмотреть, что их объединяет. Написать десять более или менее симпатичных профессий, определить, что объединяет их. Это работа над поиском критериев, и лучше все же заняться ею в компании человека, который знает содержание современных профессий. Советую обратиться к специалисту.

3. «У меня все плохо получается. Я серая мышь и не верю в себя. Но жить как-то надо».
При внимательном рассмотрении оказывается, что есть такие действия, которые человек делает хорошо. Другое дело, что он не придает этому значения, и окружающие не придают этому значения. Подумаешь – умеет слушать, хочет помогать, имеет доброе сердце… Это еще не профессия!
Вопрос: что любит делать человек, чем он готов заниматься все время? Я еще не видела такого человека, который бы не мог делать хорошо хоть что-нибудь. Когда человек говорит про себя, что он все делает плохо, то это он себя меряет по стандартным меркам или даже просто повторяет чужие слова о нем. Школьные мерки известно каковы. Успеваешь в школьной программе – значит, молодец. А жизнь – такая строгая тетенька! Она школьным отличникам может выставить итоговую «двойку» в классе эдак двадцать втором. То есть когда тебе тридцать. Выпускники-отличники часто могут быть безвольными существами из-за того, что у них способности выше среднего.
Родители! Вот что действительно надо воспитывать в ребенке, так это волю к преодолению препятствий, особенно если эти препятствия внутренние – лень, тупость, плохая память. Больших вершин достигают трудолюбивые. И еще такие, которые не боятся учиться у жизни и делать работу над ошибками, при этом не страдая излишним чувством вины.

4. «А вдруг я ошибусь? Мама лучше знает!».
Какой бы мама ни была внимательной и заботливой, но она все же недостаточно осведомлена о профессиях. Ведь на свете есть не только врач, учитель, переводчик и экономист с юристом. Есть, например, биофизик, зоопсихолог, этнолог. Родители, желая добра своему чаду, двигают его в хлебную профессию. С их точки зрения, хлебную. Но если бы вы только знали, сколько я перевидала на своем веку зареванных адвокатов-прокуроров и бухгалтеров!
Часто внимательные родители хорошо чувствуют способности своего ребёнка и дают ему максимум того, что можно дать – языки, спорт, общение, рисование, музыку, танцы. И все равно конфигурация ЗАПРОСА на профессию может быть скрыта от глаз, долго не поддаваться описанию.

5. «А вдруг я не поступлю (в хорошее место) и потеряю год?»
Этот страх неудачи подогревается коллективными причитаниями: «Ты что! Там без взяток делать нечего. Куда нам со свиным рылом в калашный ряд!» Я сказала бы так: «Ну ничего, потеряешь год, хорошенько подготовишься и потом поступишь в хорошее место». «А если я забуду школьную программу?» – «А ты не забудешь, если будешь все время готовиться, каждый день». – «Ой, я такой ленивый, у меня такой характер ленивый, вы бы знали!»
Знаем, знаем! Раз ленивый, ничего из тебя не выйдет – вот мой вердикт. «Если ты вялый и вареный овощ – ну что же, большинство людей именно таковы. Будешь большинством. Кто-то ведь должен составить серую массу, вот ты и будешь серой массой. Поступай туда, куда возьмут».
Жестоко? Да. Очень. И иногда такое заключение встряхивает юношу. Если юноша не безнадежен.
Кто не гребет против течения – того сносит.

6. «А вдруг я окажусь в нижнем слое общества? Ведь карьеру делать необходимо. В конце концов, надо стать начальником. Плох ведь тот солдат, который не хочет стать генералом. Не очень, правда, хочется, я не люблю командовать людьми, но надо. Поэтому надо в институт. Поэтому я не пойду в повара, в ремесленники, а пойду в юристы, сделаю карьеру, стану судьей, прокурором, открою адвокатское бюро».
Ошибка. Если тело, мозг, руки расположены делать красоту руками – надо этому учиться. Знаете, что такое тоска по дереву? По краске, по цвету? Сильная тоска. Она овладевает человеком лет в 30 и даже в 40, если он одарен, но не дал ходу своему дарованию.

7. «Как я уеду от родителей? Где я буду жить? Нет, лучше дома. Пусть скучновато, зато дома».
Ну что ж, будь все люди одинаково смелыми – мир стал бы воинственнее. Спасибо вам за то, что вы уменьшаете воинственность этого мира.

8. «У меня нет шубы (я не соответствую общему стандарту). У всех девушек в таком-то институте есть шубы, есть автомобили, а у меня нет».
Низкая самооценка прожорлива. Она питается всем, что находит: высоким ростом, низким ростом, длинным носом и коротким носом, вашей бедностью и вашим богатством… Много есть поводов, из-за которых люди не стали получать образование, которое могли. Однако суть в том, что такой девушке образование само по себе не требуется, знания не нужны. Что же нужно? Возможно, материальный достаток. Хорошо, скажете вы, но ведь и материальный достаток скорее придет в руки компетентному, образованному человеку! Совершенно с вами согласна. Но девушка слишком юна и заблуждается.

9. «А вдруг у меня нет таланта?»
О том, есть ли талант, судят по результатам жизни, по продуктам, которые вы создаете. Бывает, что взрослые не видят способностей в ребёнке, бывает, что видят. ИХ мнение может существенно повлиять на его развитие. Но сильнее всего влияет именно разнообразие интеллектуального и чувственного опыта, которое может дать растущему человеку среда. А может и не дать. У одного ребенка на заре жизни есть бабушка, которая водит его по лесам и лугам, показывает травинки, учит наслаждаться красотой неба и жалеть живое. Другой живет с видом на мусорную кучу в среде пьющих мужиков и баб, слыхом не слыхавших о Маршаке и Пушкине. Второму труднее определить, в чем его талант. Вообще, ему труднее осознать и оценить хорошую жизнь, которая включает общение с природой, музыку, книги, здоровье, развитие. Обращаясь к взрослым, скажу: развивайте свое зрение, утончайте его, дифференцируйте, и давайте детям пробовать себя в различных делах, с различными предметами, обогащайте его впечатления. Купили ребёнку игрушку – не ставьте на полку, играйте вместе с ним.

10. «Смогу ли я этим зарабатывать? Вот я бы пошла в психологи, но мама и папа говорят, что эта профессия не кормит».
Не слишком залетая в небеса и заходя в подробности, скажем, что если любишь дело, можно им и неплохо зарабатывать. Данный страх порожден неосведомленностью. Незнание, в чем состоит профессия, какие требования она предъявляет к человеку, как можно развиваться в профессии и чего достигнуть – распространенная причина неверного выбора. Что же делать? Искать сведения, посетить специалиста по профессиональной ориентации, читать о профессиях, смотреть фильмы о них, слушать раиопередачи, смотреть, как работают знакомые специалисты, проситься в помощники, «околачиваться» возле них.

Подведем итог.
Опасения и ошибки при выборе профессии вызваны, в общем, тремя причинами:
— неосведомленностью о профессиях;
— незнанием и непониманием своих сильных и слабых сторон;
— нежеланием взрослеть, стать самостоятельным и решиться на подвиг – произвести на белый свет свое собственное желание, мнение и отстоять его перед окружающими людьми, друзьями и родителями.

Как узнать о профессиях побольше?
Читать, участвовать, смотреть фильмы о профессиях, разговаривать с профессионалами об их работе.
Как определить свои способности?
Пробовать себя в различных действиях, наблюдать за собой, вести дневник наблюдений за собой, своими делами, успехами и увлечениями. Посетить профориентолога.
Как прийти к самостоятельному выбору?
Тут, я думаю, неуместны большие шаги, а уместны малые. Нужно учиться прислушиваться к своим собственных желаниям, учиться не путать их с общепринятыми, с коллективными «желаниями» и с желаниями родителей. Когда вы почувствуете слабенький еще росток желания узнавать о каком-либо деле больше – начинайте узнавать, пробовать. И снова прислушивайтесь к себе, к своим чувствам. Бывает, что вроде бы нужное и полезное дело вызывает у вас «кислое» ощущение. Спасибо скажите своему нутру: значит, это «кислое» дело – не ваше. Ищите такое дело, которое вызывает воодушевление. Пусть даже это дело ручное, требует среднего образования поначалу, а не высшего.
Главное – взрастить в себе огонь и не дать ему погаснуть многие годы.

Автор: Эльмира Давыдова,
лайф-коуч, консультант по карьере,
директор Центра «ПрофГид», канд психол. наук.

Смена профессии в зрелом возрасте, или как стать президентом

В одной из советских газет была опубликована замечательная карикатура: стоит на распутье богатырь и с озадаченным видом чешет в затылке. Как и полагается, перед ним лежит камень, а на камне высечено: «Направо пойдешь, налево пойдешь, прямо пойдешь — надо работать!» Это утверждение не потеряло актуальности и в наши дни. Не менее важны и вопросы о том, где и кем работать.

Смена места работы — явление очень распространенное. Специалисты переходили и переходят из одной организации в другую в поисках какой-либо выгоды (чаще всего материальной), при этом их профессиональные обязанности и методы остаются неизменными. Однако перемещение по организациям без смены рода деятельности не всегда безоговорочно полезно.

Психологи доказали, что человек добьется большего успеха, если с периодичностью в пять-семь лет будет менять специальность, получать новые знания и встречать в своей профессиональной жизни совершенно новые, необычные для него задачи. Ведь даже в случае планомерного построения карьеры от рядового работника до старшего менеджера в конкретной компании новые обязанности не заменяют старые, а добавляются к ним. Другими словами, суть деятельности не меняется — увеличивается только сфера ответственности. Человек продолжает работать в той же профессиональной области.

Как ни парадоксально это звучит, но по прошествии нескольких лет работник скорее теряет квалификацию, чем приобретает ее. Накапливается усталость от привычного круга трудовых обязанностей, человек выполняет их автоматически, без интереса. Поэтому психологи считают, что любому профессионалу необходимо время от времени менять не место работы, а ее содержание. Рональд Рейган, как известно, был в свое время уволен с киностудии «Уорнер Бразерс». Вряд ли он стал бы великим актером, если бы продолжал там работать, и совершенно точно мир не узнал бы 40-го президента Соединенных Штатов Америки.

Обычно руководители компаний и их кадровики совершают одну и ту же ошибку: ищут на вакантные места специалистов «с опытом работы в аналогичной должности не менее года», практически не рассматривая переквалифицировавшихся или вовсе не работавших ранее претендентов. Они не учитывают, что у неопытных кандидатов есть значительные преимущества перед теми, кто уже съел собаку в том или ином деле: отсутствие профессиональных штампов, готовность к самосовершенствованию, интерес к новой работе и др.

Тем не менее, в наше время на российском рынке труда наметилась позитивная тенденция: все чаще люди стали менять не место работы, а саму профессию. Массовая переквалификация началась в период экономического кризиса 90-х годов, когда успешно приспособились к изменениям только те, кто не боялся учиться, приобретать новые знания и начинать свою профессиональную жизнь с нуля.

Юлия Ведмеденко, специалист кафедры социальной психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, считает: «Сегодня все больше людей добровольно меняют специальность. Это явление в социальной психологии принято называть «профессиональной реориентацией». Современный человек свободен во взглядах и поступках (по сравнению с человеком советской эпохи), он стремится к высокому уровню жизни и готов нести личную ответственность за события собственной жизни, за ее качество. Однако профессиональная реориентация наиболее характерна для молодежи. Мышление зрелых людей менее гибкое — на их профессиональную жизнь влияют уже сложившиеся стереотипы, требования к себе слишком высоки. Зрелые люди боятся рисковать».

Действительно, люди старше 35 лет менее активны, чем молодежь. Даже в случае разочарования в своей деятельности они редко меняют профессию. Мысль о кардинальной переквалификации кажется зрелым людям бессмысленной и даже опасной. У большинства из них нет возможности или желания тратить время и деньги на получение дополнительного образования. Исключение составляют только две категории граждан: домохозяйки, у которых уже выросли дети, и появилась возможность заниматься карьерой, и военные, уволенные в запас. И те и другие сталкиваются с массой трудностей как объективных (нежелание работодателей предоставлять место неопытному человеку, ограничения по возрасту при поступлении в высшие учебные заведения и т. п.), так и психологических (боязнь сделать ошибку, неверие в свои силы, отсутствие поддержки со стороны близких и т. п.).

Специалисты разных профилей (социологи, психологи, экономисты) считают страх смены профессии одним из самых вредных заблуждений российских граждан. Многие люди ощущают, что полностью потеряли интерес и творческий подход к своей деятельности, но боятся перемен из-за возможности потерпеть неудачу. Наталья Самоукина, кандидат психологических наук, бизнес-тренер, отмечает: «К сожалению, говоря о карьере, люди чаще всего имеют в виду ее вертикальную составляющую — повышение в должности или рост заработной платы. Но существует еще и горизонтальная динамика. Сотрудник, исчерпав содержательные возможности в решении задач, которыми он давно занимался, начинает осваивать новое направление профессиональной деятельности — стремится получить новые знания, налаживает новые контакты, накапливает опыт решения новых задач. Возраст не помеха для переквалификации. Доказано: стремление человека после пятидесяти лет получить новую профессию активизирует его интеллект, способствует здоровью и долголетию».

Психологи признают, что решиться на резкое изменение своей профессиональной жизни способны только люди с определенным складом характера. Согласно так называемому термометру стрессов американского психиатра Томаса, вынужденная смена профессии лежит приблизительно на том же уровне, что и развод, — около 73 градусов (для сравнения: смерть одного из супругов — 100 градусов).

Способность пойти на разумный риск в своей профессиональной жизни — важнейший фактор успеха. И наоборот — страх перед изменениями или боязнь провала часто не дают человеку достичь хороших результатов. Тот, кто научится смотреть на учебу и смену профессии как на естественную часть трудовой биографии, никогда не останется без дела. Более того, современный уровень развития экономики фактически вынуждает людей к переквалификации. Недаром даже в благополучной Швеции практически каждый человек в течение своей жизни два-три раза меняет профессию.

Положительной особенностью нашего времени является наличие консультационных центров, в которых желающим сменить профессию помогают компетентные специалисты. Но это не единственный способ найти себе новое предназначение. Один из методов предписывает не кардинально менять квалификацию, а расширить круг своей деятельности. Для этого необязательно оставлять работу, приносящую деньги, просто нужно найти себе дополнительное занятие, как говорится, по душе. Это может быть репетиторство, написание статей, шитье, столярничество и др. Часто новое дело становится впоследствии не только любимым, но и основным.

Например, Д. Р. Толкиен, автор легендарной книги «Властелин колец», был профессором в области англосаксонского языка и литературы. Для своих четверых детей он начал сочинять сказку про хоббитов. Сперва он рассказывал им ее на ночь, позже записал и опубликовал, а издательство, оценив, насколько хорошо произведение приняли читатели, заказало продолжение. Так была создана трилогия «Властелин колец», которая имела колоссальный успех. В 62 года к скромному профессору пришли слава и богатство. И он наконец смог отказаться от многолетней необходимости вести списки расходов.

«Есть экспресс-способ для определения того, в какой профессиональной сфере лежат истинные интересы человека, — говорит психолог Алена Скалкина. — Представьте себя молодым, здоровым и сказочно состоятельным человеком. У вас есть все материальные блага, какие только можно выдумать, и нет сложностей с приобретением новых вещей или услуг. Свое богатство вы получили по наследству, поэтому тащить на себе бремя семейного бизнеса от вас не требуется. Отбросив все реалистичные возражения, которые подкидывает воображение, представьте себе главное: работать необязательно. Чем вы стали бы заниматься? Конечно, несколько месяцев или даже лет можно потратить на курорты, бассейны, казино и прочий активный отдых. А потом, устав отдыхать? Как вы будете бороться с неизбежным чувством бессмысленности жизни, скуки и безысходности? Какое дело увлекло бы вас по-настоящему? Честно и обдуманно ответив на этот вопрос, вы поймете, какой профессиональный путь — ваш».

Необходимо заниматься тем делом, которое будет приносить не только финансовое благополучие, но и внутреннее удовлетворение, а также признание со стороны окружающих. Отлично сформулировал эту мысль известный американский предприниматель Харви Маккей, автор нескольких книг по психологии бизнеса: «Человек, который непрерывно учится, найдет нечто такое, что ему по душе, и добьется того, что оно станет на него работать (даже если на первый взгляд это не имело отношения к его роду занятий). Не стоит всю жизнь работать на одном месте ради того, чтобы вас наградили золотыми часами при выходе на пенсию».

Как сменить профессию? Психологические моменты. Интервью с психотерапевтом Натальей Филипповой.

В рамках нашей рассылки « Как сменить профессию » сегодня хочу поделиться с вами рекомендациями психотерапевта Натальи Филипповой.

Автора бесплатной книги-тренинга «УверенностьПЛЮС» , автора сборника успешных историй обычных мам «Книга перемен» ,

Нажмите на треугольник, чтобы прослушать. Также файл можно скачать себе на компьютер.

Вот какие вопросы мы обсудили:

  • С чем связано желание людей поменять профессию?
  • Как обычно ведут себя люди в ситуации смены профессии?
  • Что такое «привычная реакция»?
  • Как можно «прожить» вашу эмоцию?
  • Что делать, если вы чувствуете СТРАХ перед сменой профессии?
  • Как можно страх уменьшить?
  • Резкая смена профессии или постепенная — что лучше?


  • Как маме с маленьким ребенком искать работу, если ей везде отказывают?

Расшифровка аудио в текст:

У нас с вами сейчас идет тема «Как сменить профессию». И знаете, буквально недавно, несколько дней назад, ко мне пришла идея эту тему для вас сделать еще более интересной. Чтобы не только я могла поделиться с вами своим опытом, но и другие эксперты.

В частности, сегодня хочу вас познакомить с замечательным человеком – это Наталья Филиппова. Я сама с ней знакома лично уже достаточно длительное время. Это тренер-консультант, врач, участник образовательной программы по гештальт-терапии (вторая ступень), а также создатель и руководитель интернет-проекта «Успех 7 дней в неделю».

Наташа, привет!

Приветствую всех участников тренинга!

Очень приятно, что Алия меня пригласила на такой замечательный тренинг.

— Спасибо большое, Наташа, что согласилась дать интервью на тему психологических моментов при смене профессии. Я предлагаю сразу перейти к вопросам. Это вопросы, с которыми я сама очень часто встречаюсь на практике.

Когда люди хотят поменять профессию, то бывает очень много страхов: «А вдруг у меня не получиться…», «Вдруг я не смогу…», «…и вроде бы возраст уже такой, что не знаю, стоит ли менять профессию или нет?», «…вроде и семья есть уже, и дети…». И у людей получается непонятная ситуация. Но, тем не менее, они чувствуют, что «ВСЕ! Надоела моя работа, точно не хочу туда ходить. Хочу что-то другое. Хочу, и даже знаю, что конкретно». То есть именно психологический барьер очень часто бывает. Наташа, ты сама, сталкивалась с такой ситуацией в практике?

— Алия, действительно, знакомая ситуация. И возникает она на консультациях, которые провожу, и на тренингах. У меня собралось столько много информации, что я в последнее время сама созрела для проведения тренинга, посвященного страхам. И отдельно я бы выделила такой страх перед чем-то новым, в том числе, перед сменой профессии. Это востребованная актуальная тема. Здорово, что ты придумала поднять этот вопрос.

— Да, действительно, потому что, процентов 30 из тех вопросов, которые ко мне поступают – как раз по теме смены профессии.

Я хотела спросить с точки зрения психотерапии, психологии, гештальт-терапии — почему вообще люди хотят профессию поменять? С чем это связано?

— Хороший вопрос, потому что, действительно, надо начать именно с причин, с самого начала.

На мой взгляд, могут быть совершенно разные причины. Мы сейчас разделим их на большие группы.

Я сразу приведу пример. У меня есть знакомая, которая работала в налоговой инспекции. Успешно работу вела. Но получилось так, что после декретного отпуска она идет работать в детский сад няней. Почему? Потому что, вы знаете, какая ситуация с детсадами. И это одна из причин, когда возникает определенное жизненное обстоятельство, которое не всегда зависит от нас. И после того, как эти обстоятельства проходят, место в детском саду получено, то человек снова возвращается к своей профессии. Смена ли это профессии? На какое-то время – смена.

Еще, какую категорию причин я бы выделила. Есть такой ответственный момент в жизни, когда человек выбирает себе специальность или институт. Это 17-18 лет и, как это очень часто происходит: если человек еще не достаточно взрослый, то очень часто следует совету родителей. И хорошо, если это обоюдное желание – и человек хочет, и родители хотят. И совершенно другой момент, когда ребенок еще не знает, что же он хочет. И тогда он принимает выбор родителей. Или же, наоборот, он знает, что ему нравится, но соглашается с выбором родителей.

И вот, с прошествием какого-то времени, когда он уже повзрослел, окончил институт, начинает работать, вот тогда он понимает, что работа ему не нравится. Удовольствия он не получает. Не получаются какие-то особые карьерные достижения. Это недовольство, неудовлетворение, копится и, наконец-таки, накапливается такое критическое количество, которое может прорваться рано или поздно. Например, после встречи с одноклассниками, когда он смотрит, что «что-то… как-то… маловато у меня достижений… кто-то работает на прекрасной работе, карьерный рост…» И вот такой небольшой встряски хватает и человек понимает, что надо решать проблему и менять профессию.

И я бы в отдельную категорию выделила такую ситуацию у женщин. Я ее наблюдаю. У меня в основном женские сообщества. Я очень много работаю с женщинами. И такая отдельная ситуация, когда очень много женщин решается сменить работу после декретного отпуска. Или, если по правильному называть, отпуска по уходу за ребенком. В России он длиться практически до 3-х лет. И почему я выделяю эту ситуацию отдельно? Потому что, мне кажется, что с рождением ребенка у женщины происходит ее особое раскрытие. Она реализуется как мама, у нее просыпается очень много творческих способностей, она вспоминает о своих желаниях, которые были у нее раньше, но не реализованы и, в том числе, меняется ритм жизни. Наконец-таки, у женщин появляется время остановиться и задуматься, а что же она хочет на самом деле. И, как врач, я бы хотела еще обратить внимание на то, что эти изменения с женщиной происходят не просто так, они происходят в связи с особенным ее гормональным фоном. После родов, во время кормления грудью у нее отмечается повышенная чувствительность, чуткость, восприимчивость, у нее повышаются творческие способности. То есть она меняется и здесь возникает потребность поменять работу.

Вот я такие выделила бы несколько групп, с которыми приходиться чаще всего работать.

— Да, Наташа, очень интересно, я с тобой абсолютно согласна. Особенно по поводу третьей группы, потому что у меня тоже основные клиенты – это женщины. Я тоже заметила, что вопрос о смене профессии часто возникает во время отпуска по уходу за ребенком, либо через какое-то время после него. То есть примерно в 30-35 лет, плюс-минус.

Какие-то еще психологические есть моменты? Почему именно в этом возрасте? Может быть какие-то возрастные кризисы? Как ты, как психотерапевт, можешь это прокомментировать?

— Я бы отметила такой момент, что человек взрослеет. У кого-то это происходит в 30 лет. Взросление. Что я понимаю под взрослением? Это когда человек понимает, а что же он хочет, когда он способен брать на себя ответственность, принимать решения и нести за них ответственность. Я называю это взрослением. У кого-то это наступает в 30, у кого-то в 40, у кого-то в 50. Здесь бы я точно возраст не указывала. Но соглашусь, что это, наверное, чаще всего идет после 30-35, вот здесь уже соотношение. А у женщины после рождения ребенка включаются механизмы, она хочет — не хочет, она уже взрослеет. Она не только за себя ответственная, она еще и за ребенка. Здесь активизируется ее взросление.

— И еще, какой плюс, мне кажется, есть у женщин, у них действительно есть время подумать, оглянуться во время этого отпуска по уходу за ребенком. Потом что, если его нет, то, мне кажется, тяжелее это сделать. Как ты сама думаешь? Потому что вертишься с утра до вечера на своей работе.

— Алия, мне тоже это знакомо. Ты знаешь, ты со мной работала и на тренингах тоже. И я точно могу сказать, что первые полгода, наверняка, маме задуматься некогда. А когда уже прошли основные проблемы налаживания вскармливания грудного, колики прошли, и уже ребенок пополз, уже страхи первые прошли, то действительно, появляется какое-то количество свободного времени, когда уже начинаешь прислушиваться к себе. И вот здесь, да, у меня действительно было так, у моих клиенток, я замечаю, такой возраст – полтора года ребенку, то да, если еще женщина не вышла на работу. Да, у нее много появляется и желаний, самое главное, реализации, и время задуматься, что же она хочет.

— А все-таки у всех по-разному. Кто-то планирует, кто-то, может быть, не планирует иметь детей. А если, например, так получилось, что нет декретного отпуска, то есть пока, не планирует, либо по другим причинам. Бывает такое, что желание смены профессии тоже приходит?

— Алия, я думаю, что бывает, да. Я много уделила этой теме, потому что она очень актуальна получилась у меня, но я думаю, что с этим встречается практически каждый человек. Но я вернусь к женщинам. Почему, мне кажется, у них это бывает чаще, и почему именно категорию выделила. Потому что, действительно, больше ответственности, больше мотивации у женщины к смене жизни. Я бы сказала, что рождение ребенка качественно меняет женщину. Но это, действительно, может происходить не зависимо от того. Я бы даже сказала, что как здорово это было бы сделать до того, как родится ребенок. Потому что есть много времени, возможность передвижения, есть время получать дополнительное образование, качественно получать, организовать это сейчас вполне возможно. И я бы даже сказала, что если у вас появились какие-то мысли, то почему бы не ждать этого замечательного момента, а начинать это делать пока у вас есть свободное время.

Я сама с этим столкнулась, я все время себе задавала вопрос, почему, когда у меня было много времени, я этим не занималась? Я занялась сменой профессии уже в таком цейтноте, когда сложно, когда нужно решать, с кем оставлять ребенка, и не всегда ты свободна, и уже больше зависишь от каких-то жизненных обстоятельств. Но я это не сделала, хотя мечтала очень долго. Как-то у меня так сложилось.

— Я надеюсь, что среди наших слушателей как раз будут те женщины, мужчины, которые не ждут этого момента, пусть у них даже в голове какая-то мысль сейчас появилась о том, чтобы поменять профессию, они прислушаются к твоему совету и пусть хотя бы первый шаг сделают. Действительно, может быть это интервью кому-нибудь поможет сделать хотя бы первый шаг, чтобы не ждать такого момента, например, рождения ребенка, и начать действовать уже сегодня.

Итак, по причинам мы поговорили.

Я хотела бы сейчас немножечко продолжить, то есть, допустим, человек решил, что он хочет поменять профессию. В зависимости, возможно, от психологических типов, то есть, именно с точки зрения психологии какие сценарии поведения ты можешь выделить у людей? Кто, как обычно в этой ситуации себя ведет?

— Алия, здорово ты заметила, что зависит действительно от темперамента. Я бы сказала так, что практически каждый человек реагирует индивидуально. Это зависит и от темперамента, от его воспитания, его эмоциональности, его окружения. Очень-очень много факторов. Ты уже выделила сегодня и сказала, что когда возникает желание сменить профессию, то, скорее всего, есть причины. Неудовлетворенность тем, чем человек занимается, нет реальных результатов, не подходящие условия труда, разочарование в профессии. Уже от этих причин у человека могут возникать какие-то определенные эмоции и какое-то определенное состояние.

Цукерберг рекомендует:  Красивая смена страниц с помощью jQuery

Как можно реагировать на эти причины и желания и, в связи с ними сменить профессию? Я точно знаю, что кто-то может испытать чувство облегчения, потому что он так долго терпел эту не любимую работу и когда, наконец, у него пришла такая замечательная идея сменить профессию, например, он увидел объявление о тренинге и понимает, что у него появился шанс, тогда он испытывает чувство облегчения и испытывает радость. Может возникнуть грусть, потому что появится осознание того, сколько времени он потратил впустую, условно, конечно, впустую, потому что он, в любом случае, получал опыт, работал и это все было здорово. Но может грустить, что, почему же он не решился это сделать раньше.

Мне кажется, что первой будет какая-то привычная реакция, как обычно человек реагирует в жизни на что-то новое или на то, что происходит с ним. Мне кажется, что у нас есть такие привычные эмоции, которые мы испытываем чаще всего. Если человек привык первой реакцией грустить, вот он может и грустить, если он привык радоваться, то будет радоваться, если он привык первым обвинять других в том, что все виноваты, то он будет обвинять, и какие-то привычные эмоции, мы на них очень часто попадаем на первом этапе. Но, мне кажется – это нормально. В какую эмоцию попали, или это страх, то важно эту эмоцию прожить, пройти этот первый этап привычный. Могут быть не очень приятные эмоции, не очень полезные, они могут препятствовать каким-то действиям. Но почему-то для человека важно погрузиться сначала в привычное состояние. Скорее всего, это какая-то детская эмоция.

Можно, конечно, отмахнуться от этих всех эмоций и сделать вид, что их не замечаем и вперед, начинаем действовать. Но, что тогда происходит?

Если не произошло этого ощущения полноты эмоций, ощущения полноты того, что происходит с вами, то получилось, будто вы от себя отмахнулись, куда-то ее, эмоцию, глубоко-глубоко задвинули и перешли сразу к действиям.

Тогда может быть такая ситуация, какой-то стрессовый момент, например, прохождение интервью, не простой момент, собеседования, то у вас эта эмоция может всплыть. Мы еще будем говорить о рекомендациях, но я бы хотела обратить внимание на то, что будет происходить с вами. Оно происходит, отнеситесь к этому нормально и, естественно, проживите это.

— Наташа, очень интересно, я первый раз, честно говоря, слышу про привычные эмоции. Я задумалась о том, можно ли потом как-то эту эмоцию «сделать»? Допустим, человек понял, что он обычно обвиняет кого-то, например, себя: «Почему же я до этого не сделал, почему же я столько лет терпел, мне уже 30 (40,50) лет, и все, теперь уже поздно, все… какой я не хороший». Можно ли потом постепенно, если человек этого захочет, поменять эту привычную эмоцию, сделать другую привычную эмоцию. Как вообще психотерапия на это смотрит?

— Алия, конечно, я думаю, что прекрасно это можно. Для того мы ее сначала выявляем, обозначаем. Не просто задвигаем и сразу переходим к действиям, а прислушиваемся к тому, что происходит. Когда мы ее обнаружили, посмотрели, что она, как реагируем, тогда мы ее можем, собственно, заменить. Потому что понимаем, что это такое и на что мы будем менять.

— Поняла. А по поводу того, что эмоцию нужно проживать, эту рекомендацию я до этого тоже слышала и по отношению к себе, и к детям, что нужно учить их свои эмоции понимать, разговаривать. Но, честно говоря, не совсем понимаю, как это сделать? Не могла бы ты более подробно рассказать, допустим, чтобы человек эту эмоцию прожил, как это сделать? Как он ее должен прожить?

— Сейчас расскажу. Для того чтобы возникла эмоция, можно представить какую-то ситуацию. Например, мы разбираем ситуацию смены профессии и можно представить новую профессию, начать рассказывать о ней, думать о ней. Желательно в это время, чтобы минут 5-10 никто не отвлекал и, чтобы была достаточно комфортная ситуация, и почувствовать, что с вами происходит. При чем, не всегда сразу можно точно сказать: «О, я испытываю чувство вины» или «Я сейчас боюсь». Вы можете почувствовать какие-то неприятные ощущения покалывания в пальцах. Или можете почувствовать. Вы называете название своей профессии, у вас перехватывает дыхание, или вам не комфортно становится дышать, или вы чувствуете тяжесть в ногах. Может быть просто на ощущениях. Организм сигнализирует, что что-то с вами происходит.

То есть для того, чтобы погрузиться в это состояние мы или вспоминаем какую-то конкретную ситуацию, или какой-то рассказ проговариваем. И самое важное – отследить, что с вами происходит. И с помощью этих телесных ощущений мы уже потом выходим на эмоциональный уровень и смотрим, что же с нами происходит эмоционально. Как я реагирую? Что со мной происходит? Я бы посоветовала вот так делать.

Лучше, качественнее это можно сделать, когда у вас рядом есть помощник, в том числе, психотерапевт. Тогда он сможет, есть определенные методики, поддержать вас в этом состоянии, задавать вопросы. Но это можно сделать самому, просто погружаясь в ситуацию и наблюдая за собой.

— Поняла, большое спасибо за такой конкретный совет, что нужно именно проговаривать, потому что обычно пишут общие рекомендации, а когда человек хочет сделать что-то конкретно, уже не понятно становится. Поэтому спасибо за профессиональный совет.


И теперь я хотела бы еще отдельно поговорить на тему страхов, потому что сама сталкиваюсь с тем, что люди бояться. Люди боятся действовать, бояться что-то менять, потому что не знают, что будет дальше. То есть чувствуют то, что хотят поменять профессию, но ведь нет гарантии точной успешности в новой профессии. Конечно, никто таких гарантий не даст. Но, тем не менее, как с этими страхами работать? Мне кажется, эта тема в широких массах не очень распространена. И именно какие-то методики работ со страхами, есть ли они? Вообще, что делать, когда человек боится?

— Хороший вопрос. Давайте о страхах поговорим. На мой взгляд, психотерапевта, мне кажется, что само ощущение страха перед предстоящими переменами – это естественно. Эту фразу прямо жирным выделим шрифтом. Это естественно. Страх – это, можно сказать, такая защитная реакция, это Ваша забота о себе. И если от него просто так не отмахнуться, он, на самом деле, может быть прекрасным помощником, барометром, индикатором, он вам о многом будет сигнализировать и помогать, а не мешать. Я сейчас приведу пример, чтобы лучше понять, как он может стать барометром и помогать. Вроде как боишься, что ж в этом за помощь?

Вы решаете сменить профессию, и у вас появился страх. Дальше вы перешли к какому-то определенному действию, например, решили: «Все, первое, что я делаю, увольняюсь с работы, иначе я никогда не поменяю профессию». Дальше вы смотрите, что с вами происходит, а ваш страх взрастает. И тогда начинаем анализировать, а почему ваш страх возрастает? Возможно, у вас нет финансовой подушки на то время, пока вы будете овладевать новой профессией, устраиваться на работу, то, может быть, ваш страх говорит об этом? Что вы не достаточно еще готовы. И прекрасно, что он говорит вам об этом, пока вы еще не уволились с работы.

Я для примера расскажу две ситуации, а вы проживите их и почувствуйте.

Вот первая ситуация. Вы решили сменить профессию. Но вот не знаете, с чего же начать. Как вообще делать? Где обучают на эту профессию? Как продвигаться дальше? Где вы вообще будете работать?

Или вторая ситуация. Вы уже знаете, что за пару месяцев окончите курсы, вы уже записались на них, на это время у вас есть финансовая подушка, то есть у вас есть финансы. И вы даже знаете, что приблизительно есть вакансии, где вас уже ждут.

Сравниваем две ситуации. В какой вы будете испытывать больше страх?

Я так подозреваю, что, наверное, в первой, где вы меньше готовы, где вы меньше знаете о профессии, где вы меньше контролируете ситуацию, где у вас меньше информации.

— Да, да, вторая – это только чувство уверенности.

— Да, то есть максимально подготовились. И что со страхом? Он уменьшается. И это прекрасный индикатор. Вы двигаетесь в замечательном направлении. Мне кажется, что возникновение страха и вообще то, что он появляется, можно сказать, что это здорово. Значит, у вас работает чувствительно-эмоциональная сфера. К сожалению, мы так воспитываемся обычно, нас так воспитывают, такая система, что очень мало в ней позволений чувствовать эмоции, как-то проявлять эмоции. Обычно говорят: «Мальчики не бояться», «Бояться – это плохо», или разные эмоции «Злиться – это плохо». И у нас эта сфера очень слабо работает. И поэтому если, на уровне страха вы чувствуете, что с вами происходит, я бы даже этому обрадовалась, что работает здорово, можно значит использовать это для пользы.

— Да, очень интересно. Знаешь, в первый раз слышу именно про то, что нужно прислушиваться к тому, усиливается страх или уменьшается. Обычно тоже просто, в общем говорят: «Прислушивайтесь к своему страху», — а как конкретно?

Спасибо большое за рекомендацию, много полезных вещей и для себя я тоже узнала и уверена в том, что наши слушатели тоже какие-то моменты не слышали, и теперь будут применять.

Еще вопрос, опять таки, в продолжение темы страхов. Как вообще люди, как ты сама сталкиваешься, на страхи свои реагируют и какие обычно типичные реакции бывают на страхи. Это какая-то паника, или уход от страха. На сколько часто именно правильно реагируют люди? И как этому обучиться?

Вообще состояние страха в первую очередь пугает. Я бы не сказала, что кто-то очень обрадовался. Появился страх, вообще это замечательно. Обычно, первая реакция: появился страх – это и парализует, и прекращаются все действия, и очень не продуктивная начинается деятельность. Полностью прекращается действие и даже происходит усиление страха: «Я боюсь, а еще я ничего не делаю». Такой ступор, я бы даже сказала, чаще всего развивается. Не обязательно, но сам страх, он отпугивает. Появился страх, значит это запрет, туда ходить не нужно. Да, есть такое. Я бы так выделила основную реакцию. Я практически не встречала людей, которые, как я вас сейчас призываю, увидели страх и подумали: «Ну, здорово, это же естественно, я чувствую, это замечательно!» Но это такой подход гештальт-терапевта. Мы берем практически любую эмоцию, из нее можно извлечь пользу, она может нам помогать, если ее не задвинуть, а достаточно грамотно использовать.

— Очень интересно. Я с тобой согласна, что касается меня, если какая-то идея появляется, и появляется вслед за новой идеей страх «А вдруг не получиться…», например, «Вдруг никому не нужно, не интересно…» и какой-то «Стоп!» наступает. А нужно ли двигаться дальше? И потом, когда уже анализируешь, и включается у меня, например, вторая эмоция, насколько мне это самой интересно, насколько я это сама хочу. И на чаше весов личный интерес и страх. И если я чувствую, что интерес больше, но страх у меня остается. Мне кажется, что, наверное, я сама задвигаю пока свой страх. Но очень интересная рекомендация, подумаю, как можно с этим работать.

— Алия, если этот пример разбирать, вот что я услышала. На самом деле я не думаю, что прямо так задвигаешь страх. Идет процесс анализа. Как ты говоришь, появился страх, откуда он, какие причины. И здесь важно посмотреть, вообще есть ли объективные причины для этого страха или они надуманные. И мне кажется, этот индикатор, когда есть личный интерес, не смотря на страхи, он говорит о том, что все-таки, объективных причин нет: «Я начинаю действовать». Я бы сказала так – здорово, что появился страх, но есть то, что его перевешивает, и здорово, что работает и аналитический центр, и к себе прислушиваешься, находишь аргументы. Значит это страх, я бы сказала, не патологический. Потому что есть, на самом деле, патологические страхи, они уже называются фобии. И вот тогда, что бы себе ни говорила, какой бы личный интерес бы ни был, все равно ничего бы сделать не смогла.

— Поняла, да, очень интересно. И мы уже подходим к нашим заключительным вопросам интервью. Какие-то еще дополнительные рекомендации ты могла бы дать с точки зрения именно психотерапевта, именно с точки зрения гештальт-терапии людям, которые находятся в этой не простой ситуации смены профессии. То есть те, кто уже решил, что он хочет поменять профессию, не важно на каком это этапе: либо это только мысль зародилась, либо он уже активные действия применяет. Тот, кто уже решил, что он уже примерно хочет новое. Как может им помочь психотерапия? То есть какие-то дополнительные рекомендации, ты могла бы дать?

— Алия, вот по поводу того, что я уже говорила, что нужно побыть собой, прочувствовать эмоции, как мы реагируем, в том числе – это то, что лучше делать с психотерапевтом. Вы можете это сделать сами, но это будет не так продуктивно и, может быть, не так эффективно и, самое главное, долго по времени. Чтобы этот этап пройти быстрее, прочувствовать и распознать, обнаружить пользу страха, гораздо лучше действовать со специалистом.

Я бы еще посоветовала важным этапом после обнаружения страха ответить на такой вопрос: «Что может вам помочь взять этот страх под контроль?»

Если вы начинаете этот страх контролировать, как-то им управлять, то вы можете его уменьшать.

Как вы можете позаботиться о себе, чтобы этот страх уменьшился?

Я несколько вариантов предложу. Каждый человек может отвечать по-своему. Мне кажется, очень важный момент, это группа поддержки. Кто вас может поддержать? Не критиковать, не давать каких-то «умных» советов, которые могут быть совершенно не уместными. Очень важна поддержка. Когда вы можете обратиться к вашим близким – это очень замечательно. Еще вы можете обратиться к человеку, который уже достаточно много знает в этой области, карьерному консультанту, и тогда он уже поделиться с вами опытом, и вы будете делать проверенные шаги. Для чего и организуются тренинги. Вы работаете с тренером, который это все уже знает и вам помогает. Вы получаете поддержку от группы на тренинге от единомышленников, которые тоже делают шаги, которые делятся трудностями, которые вам будут давать советы.

И еще важный совет хотела бы дать, как психотерапевт. Если вы уже выбрали профессию, то, собственно, у вас впереди предстоит устройство на работу, выбор, где вы будете повышать квалификацию и так далее. То есть много-много будет шагов, которые вы будете оценивать, как успешные, как не успешные, как неудачи, как удачи. Но я бы хотела сказать, что любой ваш шаг он будет личным, бесценным опытом. И вы только со временем сможете понять, полезным был этот шаг или не полезным? Удача это была или не удача? Если вы, например, приходите на интервью, а сейчас собеседования очень любят проводить в стрессовом режиме. Алия по этому поводу больше знает. Я была на таких собеседованиях, достаточно жестких. И после них себя чувствуешь не очень хорошо.

Но все дело в том, что позитивное и положительное можно найти даже в этой ситуации. Вам сразу компания показывает свое лицо. Если таким образом идет собеседование, достаточно жестко, то, скорее всего, если я не права, Алия меня поправит, скорее всего, такие взаимоотношения, такое построение работы будет и дальше в компании. То есть, вам сразу показывают свое лицо. Мне кажется – это здорово. И вы уже на этапе собеседования можете определить, подходит вам эта компания или не подходит, нужно ли устраиваться на эту работу или не нужно. То есть со временем вы уже можете сказать, что как здорово, что я не попал на эту работу. Только со временем оценить. А в тот самый момент сожалеть: «…ну как же у меня не получилось». Поэтому, любой шаг, еще раз повторюсь, что это ваш бесценный опыт. Но если вы хотите уменьшить количество не успешных шагов, то просите помощи у специалиста. Вы можете их делать сами, но у вас шагов будет гораздо больше и длиннее будет путь. Просить сложно помощи, кажется, что справимся сами, но у вас просто получиться быстрее пройти этот путь и получить успешный результат.

— Да, Наташа, большое спасибо за рекомендации. По поводу твоего примера я сто процентов согласна. Потому что этот пример и еще пример, когда очень часто люди бояться звонить по телефону работодателю, то есть я рекомендую после отправки резюме позвонить уточнить и для многих это очень большой барьер, бояться того, что с ними не так поговорят, грубо. Я точно так же говорю: «Это же здорово! То, что на этом этапе уже сразу будет понятно, какой стиль общения, какой вообще уровень культуры в этой компании». И, действительно, поэтому я с тобой полностью согласна.

И еще такой вопрос в голову пришел. По поводу смены профессии бывает два сценария.

Некоторые, либо настолько им все надоело в старой профессии, либо, возможно, мощный заряд энергии себе получают, так, что они просто резко профессию меняют. Все, закрыла эту дверь, пошла в открытую новую дверь, нашла работу, совершенно кардинальная смена профессии, все хорошо. Но некоторые меняют постепенно. То есть сначала работают на прежнем месте, либо находясь в декретном отпуске, обучаются, получают новые знания и навыки, новое общение уже с теми, кто работает в этой профессии, то есть какие-то каналы коммуникации, новый опыт, и постепенно приходят к тому, что они хотят. Причем и в той, и в другой ситуации, мне кажется, есть свои плюсы и минусы. Потому что при резкой смене, может быть, что все таки это большой стресс, во-первых, мне кажется, для организма в целом, для психики, и может все же опять таки не получиться. Если получилось – это здорово, но если это вдруг по какой-то причине не получилось, то это, может быть, резкая яма вниз. Зато, если получилось – это сразу лестница такая, все отлично у человека.

И в то же время, если идет постепенная смена, с одной стороны, это, конечно, хорошо, потому что для человека это более спокойно проходит. Но с другой стороны, на каком-то этапе он может, мне кажется, немножечко «зависнуть». Потому что действовал, действовал и тут, либо страхи, либо какие-то другие причины и думает: «…в общем-то, нормально же я жил. Что тут мне в голову ударило? Буду уж работать, как работал». Но, все-таки, мне кажется, на мой взгляд, карьерного консультанта, что постепенный переход, он наиболее оптимален. Как ты считаешь, как психотерапевт?

— Алия, с удовольствием прослушала, как ты рассказываешь, и про второй метод, постепенный. Конечно, мне отзывается второй метод, в том числе и как гештальт-терапевту, потому что есть время на осмысление, время на проведение анализа. На прочувствование максимальное.

По поводу первой ситуации у меня вопрос возник. Если ко мне, например, придет на консультацию человек, который резко решил что-то поменять, я, знаешь, в каком направлении буду работать? Я посмотрю, что происходит в его личной жизни. Потому что бывают такие вещи, что вместо того, чтобы что-то менять в личной жизни, и это кажется сложным, мы начинаем эффект переноса в других областях делать. То есть я бы посмотрела ситуацию в целом. Что такого произошло с человеком, или он кому-то, не дай Бог, что-то собирается доказывать. Это не значит, что я ему скажу, что нельзя так делать, но, может быть, совершенно не нужно так кардинально менять работу за один день, а, может быть, нужно посмотреть, что происходит и сделать какие-то более простые шаги. И уже в достаточно комфортном стиле, как ты рассказываешь про второй вариант, делать какие-то шаги. То есть я, как психотерапевт, у меня сразу очень большой вопрос был по поводу таких резких изменений, если это на самом деле резко происходит за один день.

Да, очень интересно, спасибо большое за комментарий. Действительно тоже с тобой соглашусь. Особенно, например, есть какие-нибудь ситуации, развода тяжелые. Сталкивалась с клиентами, что именно в такой ситуации, как-то хочется стать резко успешной, если, например, не тут, то там. Какие-то такие моменты…

Но это здорово, на самом деле. Очень хорошо ты заметила, что если опять это будет не успешная ситуация, а риск гораздо выше, то тогда еще глубже скатываемся. Если есть проблемы в личной жизни, если еще, не дай бог, случиться, то тогда еще сложнее будет выбираться. Поэтому здесь очень много вопросов. Что там на самом деле? По-разбираться, посмотреть. Нет ли там, действительно, каких-то подноготных? Это замечательно. Но, чаще всего, бывает так.

— Поняла, да, очень интересно. И еще последний вопрос на десерт сегодня. Один комментарий поступил, и обсуждение я тоже этого видела в одном из сообществ в живом журнале. Это очень актуальный вопрос, про мам. Сама с ним очень часто сталкиваюсь. То есть, есть мамы, которые считают, что с маленьким ребенком их никуда не возьмут. При чем здесь действительно есть объективные причины, потому что, к сожалению, в нашей стране это очень часто можно встретить. И на собеседовании не стесняются открыто заявлять в лицо. У нас это не считается не этичным, просто открыто говорят, что, если девушка молодая, вы в декрет пойдете, если ребенок маленький, он у вас будет болеть, если один ребенок за вторым, как вот недавно с тобой на эту тему тоже поговорили. И не понятно, что тогда делать?

Понятное дело, что все-таки семья – это очень важная часть жизни, особенно для многих женщин это приоритет. И что же тогда делать? Задвинуть свои профессиональные интересы? Вообще что делать? И причем, знаешь, я замечаю такую интересную вещь, такая причина отказа от работодателя, которую человек видит именно в своей ситуации, есть практически у всех. То есть, у всех, кто считает, что ему отказывают именно по какой-то причине. Например, один считает, что «Меня не берут везде, потому что мне столько-то лет», не важно, либо 20, либо более старший возраст. Кто-то считает, что «Меня везде не берут, потому что у меня маленький ребенок». Кто-то считает, что «У меня нет опыта прямого. Я не знаю такую-то программу, поэтому меня везде не берут». Хотя это и объективные причины, конечно, я не отрицаю. Но все-таки, есть и психологический момент в том, что, если сначала это объективные причины, потом они перерастают, расширяются во что-то большое, что уже мешает видеть возможность вокруг себя, где тебя с удовольствием бы взяли с маленьким ребенком. Как ты считаешь?

— Алия, слушала и заслушалась. Действительно, такая проблема есть. Но, знаешь, я слушала, и вспомнила один потрясающий случай. Тоже на собеседовании. Я умудрилась походить по собеседованиям, у меня какой-то опыт накопился. Мы пришли вместе с девушкой, у меня был тогда помладше ребенок и у нее. Я уже прошла собеседование. И была в шоке, когда она, придя, там очень много начальников было, у каждого нужно было подписать, и она, чуть ли, буквально, не открывая дверь, сказала: «Так, у меня маленький ребенок и поэтому у меня будут больничные». Я думаю: «Ничего себе! Как так вообще можно?!»

Как-то же мы любим, отвечать скромненько: «…ну я буду стараться…», а она: «У меня ребенок, у меня будут больничные». И для меня это так поразительно было. Ее взяли на работу. Хотя она заранее предупредила. У нее была и мама на подстраховке, но она с порога сказала. Взяли. Во-первых, она прекрасный специалист и в ней были очень-очень заинтересованы. То есть она вот это все сказала, а потом начали разбираться. Она и заведующей отделения работала, она и врач высшей категории, и у нее достаточный послужной список был. И я такую рекомендацию читала. Даже небольшую статью писала когда-то, Алия, если я не права, то ты меня поправишь, по поводу того, вообще, как о себе сообщать и когда сообщать информацию, которая не очень может подходить работодателю, как мы считаем. Считается, что не надо ее замалчивать, чтобы она в самом конце выходила. Можно где-то сказать ее ближе к середине, какие-то моменты обсудить, а уже конец, действительно, завершить своими достижениями, своей ценностью, своим желанием работать. И тогда картина рисуется так, что концентрируются именно на положительных качествах. Но в то же время, вы рассказали всю объективную ситуацию, вы ничего не утаили. Такая рекомендация. Как ты ее прокомментируешь, Алия?

— Да, очень интересный пример.

— Мне кажется, что это не простой вопрос. Его можно обсуждать. И, действительно, опередить, что «А как я позаботилась?» Действительно, не приятно, когда человека взяли на работу. Как я забочусь? Я забочусь о здоровье детей, закаливаю, пою гомеопатией, они у меня редко болеют, или у меня на этот случай есть страховка, бабушка или няня. Но бывают такие ситуации, когда не бабушка, ни няня, когда нужна я, но я надеюсь, что это будет минимальное количество дней. Ну а там уже как получиться, потому что жизнь совершенно разная бывает.

Мне кажется, что еще очень много зависит от настроя самой мамы, как она приходит, с таким посылом, что всех мам с детьми не берут.

И в то же время, мы имеем много-много случаев, когда мамы, с двумя, с тремя, с четырьмя детьми продолжают работать. И достаточно полноценно умеют организовать свою жизнь и работать. Значит – это возможно.

Посмотреть, в той организации, есть ли работающие мамы с детьми. Даже можно, в том числе, у работодателей спросить: «У вас есть работающие мамы… как-то они организуют…» Не знаю, на сколько это уместно на интервью. Но в моем состоянии бы спросила: «У вас есть…?» Если бы мне сказали: «…у вас дети…» тогда я бы точно услышала: «В нашей организации мам с детьми нет». Я бы для себя сделала вывод, но раз нет, то, собственно, что мне здесь делать? Меня никто не будет понимать, что у меня дети болеют. А если мне скажут: «Да, у нас есть такие мамы, но они стараются, у них няни, бабушки», «Я действительно буду делать точно так же, как эти мамы, прилагать все усилия, чтобы максимально работать, сейчас можно, к тому же, удаленно работать, брать дополнительную работу». Мне кажется совершенно правильным, что с каким посылом приходишь и с какой установкой.

По поводу болезни у меня есть тоже такой пример. Знакомая, у нее ребенок пошел в сад, и она вышла на работу. Это мама одинокая, у них нет помощников, у нее нет бабушки, у нее нет возможности взять няню и в два года ребенок пошел в детский сад. И самое поразительное – у нее ребенок не болел. Она работала полноценно, без больничных, без ничего, была такая установка у мамы, у ребенка. Каким-то образом он не болел. У всех дети болели, у нее не болел. Но у них была ситуация на грани выживания, то есть мама должна была работать, они снимали квартиру, как уж там ребенок осознавал. То есть, есть такие ситуации, когда дети не болеют.

— Да, просто поразительно. Действительно, мне кажется, психологический момент именно в этой ситуации, сильный.

— Да, и возможно, совершенно потрясающий реальный факт, что ребенок не болел. Поэтому, как сказала ты, очень важен настрой, как мы настраиваемся, что мы хотим, с каким настроем мы приходим, какую себе программу задаем.

— Но это, на самом деле, отдельная большая тема. Я думаю, мы по поводу нее как-нибудь еще отдельно поговорим.


Просто я, почему добавила? Потому что вопрос был в комментариях от одной из участниц рассылки, как сменить профессию. И в заключение к этому вопросу хотела от себя, как от карьерного консультанта, добавить, что опять таки здесь, как на чаше весов, с одной стороны мы сами ставим, что у нас маленький ребенок, такая ситуация, как данность, и я ищу работу, на другую чашу весов мы ставим себя как профессионала. Есть своя уверенность в том, что ты профессионал в своей области, ты можешь быть полезным работодателю тем-то и тем-то, что у тебя есть такие-то знания, такие-то навыки, ты можешь решить задачи работодателя. То есть помочь в конечном итоге, повлиять на то, чтобы компания стала успешной каким-то своим трудом, какой-то частичкой своего труда. Здесь, мне кажется, намного важнее, как раз это должно перевешивать и мы должны думать о том, как сделать так, чтобы это перевесило, а не то, что «У меня маленький ребенок и меня никуда не возьмут».

То есть нужно думать над тем, как работать над собой, как над профессионалом, чтобы ты стала востребованной на рынке труда. Чтобы в тебе были заинтересованы именно как в профессионале, ведь работодателю по сути, что важно, чтобы решались задачи. И третий момент, это, конечно, как сама мама сможет это все организовать. Насколько она это сможет хорошо спланировать, потому что раз ситуация есть, надо с ней работать, естественно, как ты правильно сказала, это подготовка. То есть «…если ребенок болеет, у меня есть такие варианты…первый, второй, третий». Если такая ситуация, просто заранее это нужно продумать. Если нет няни, то есть такой вариант. И показать свою подготовку на собеседовании. То есть скажут: «У вас маленький ребенок?» Пожалуйста, без проблем, если он болеет, у меня такие-то варианты уже предусмотрены. То есть не так, что «Да! Да! Все! Значит, меня не возьмут». Должна быть именно подготовка. То есть, важна спокойная уверенность.

А если работодатель реагирует негативно, как, например, у меня одна знакомая сказала: «…у нас нет больничных». Когда она на собеседование пришла, ребенку два года было. В банк. Ей сказали: «…у нас нет больничных, мы не даем». А знакомая, она была в себе уверена, как специалист, она была с опытом хорошим, она сказала: «…а что, у вас тут люди роботы? Они совсем не болеют?» И просто встала и ушла, действительно, эта компания ей не подошла. И было прекрасно, что это было сразу понятно, а не когда она уже туда устроилась, и есть запись в трудовой, а тут ей сказали: «…у нас нет больничных». Что делать? А запись уже в трудовой поставлена.

— Да, Алия, замечательно рассказала. Подготовка, настрой. И если на этом этапе данный пункт совершенно принципиален, прямо не возможно, то, может быть, действительно, этот работодатель, не подходит. Вокруг, совершенно много разной работы, работодателей, которые более лояльны, которые, наоборот, считают, что женщина, у которой есть ребенок, более ответственна. Потому что она будет целый день работать, она не будет пить кофе, разговаривать, ходить в курилку, она будет работать, потому что вечером ее ждут дома. Расценивают ее как работника. То зачем такой работодатель сразу нужен? У меня отклик рождается.

— Да, совершенно верно. Пусть это останется небольшим бонусным подвопросом. Я думаю, что в будущем эту тему мы еще более подробно сможем обсудить.

Цукерберг рекомендует:  Sql - Сложные SQL запросы

Итак, давайте с вами подведем небольшой итог нашему разговору, дорогие наши слушатели. Сегодня мы поговорили с замечательным психотерапевтом, Натальей Филипповой, на тему смены профессии.

Наташа помогла нам эту тему раскрыть с точки зрения психотерапии, с точки зрения гештальт-терапии, очень многие моменты для меня были новыми, хотя я много читаю и интересуюсь.

Но, действительно, когда поговоришь с профессионалом, это совершенно другое. Потому что есть моменты, которые встречаются часто и только профессионал может их рассказать подробно и показать причины, показать варианты, какие могут быть. И все становится намного проще. Мне кажется, что люди очень часто все усложняют. Когда поговоришь с профессионалом, становится понятно, что действительно, эта ситуация не только у тебя одного, что есть сотни людей, которые в ней были и есть примеры успешного опыта.

Мы с вами поговорили о том, когда обычно возникает такой вопрос в жизни людей, поговорили о том, какие сценарии поведения бывают у людей, очень интересно поговорили на тему страхов, на тему стандартных реакций и на тему, что нам рекомендует психотерапия в этой ситуации, какие рекомендации могут быть.

Я хочу сказать большое спасибо Наташе за наш разговор, он неожиданно продлился у нас около часа. Но я думаю, что он очень будет полезен тем, кто сейчас, либо задумался о смене профессии, либо уже начал действовать в направлении своей мечты, своей цели.

Большое спасибо, Наташа, за нашу сегодняшнюю встречу, за наш разговор. Очень профессионально прокомментировала мои вопросы, очень интересно, спасибо!

— Алия, тебе тоже спасибо за возможность, мне тоже было очень интересно. Дала гораздо больше информации, чем даже планировала, потому что были интересные вопросы, интересные твои комментарии, как профессионала, спасибо тебе большое!

Всем слушателям спасибо за внимание, что вы прослушали интервью.

— Да, и вам большое спасибо, что вы прослушали интервью. И что хочу сказать, что этот вопрос, он, конечно, не простой, смена профессии, но он – решаем. Я думаю, мы с вами еще найдем много интересной информации на эту тему. И я буду с вами с удовольствием делиться информацией, конкретными рекомендациями в нашей рассылке «Как сменить профессию».

Как побороть страх смены работы

Не переживайте, если мысль о смене работы парализует вас и заставляет страдать от неуверенности в собственных силах. Этот страх можно преодолеть, если вы действительно хотите двигаться вперёд и достичь успеха в выбранной сфере.

Эту статью можно не только прочитать, но и послушать. Если вам так удобнее — включайте подкаст.

Учёные считают, что мозг воспринимает смену работы как событие, которое представляет угрозу для жизни. Согласно шкале The Holmes-Rahe Stress Inventory. Холмса и Раэ, измеряющей уровень стресса в связи с тем или иным событием, смена работы стоит в списке 20 самых тяжёлых жизненных ситуаций.

Этот страх вполне обоснованный. Во-первых, смена деятельности влечёт за собой множество нового и неизведанного, особенно если вы решились полностью сменить свой профиль. Во-вторых, это будет отнимать много времени и сил. В-третьих, это финансовый риск, ведь нельзя знать заранее, что на новом месте всё сложится удачно.

Хотя мы сами склонны придумывать множество причин того, почему нам не стоит менять работу. Мы боимся потерять репутацию или привилегии, страшимся осуждения близких и даже мнения совершенно чужих людей.

Как только вы осознаете, что страх — это попытка защитить себя от неудач, вы сможете его преодолеть.

Смена карьеры — это часть вашего пути к успеху и достижению целей. Ведь вы не стали бы искать работу и пробовать себя в новом деле, если бы вас всё устраивало.

Заранее определите все свои страхи

Напишите список веских причин, почему вам обязательно нужно сменить работу. Перечислите также всё то, чего вы при этом боитесь. Не скупитесь на слова. Вылейте на бумагу все свои сомнения, страхи и недопонимания, которые мешают вам сделать решающий шаг.

Поместите этот список на видное место. Он будет напоминать вам о том, что, несмотря на возможные трудности, смена работы стоит того, чтобы попытаться преодолеть их.

Заручитесь поддержкой близких

Не принимайте такое важное решение в одиночку. Попросите друзей или родных помочь вам составить список причин, почему вы должны сменить работу.

Затем сообщите близким о том, что страхи могут помешать вам на пути к цели. Попросите их почаще напоминать вам о плюсах смены деятельности и о том, почему в это стоит вкладывать время и энергию.

Постепенно к вам придёт понимание того, что двигаться дальше вам мешают лишь надуманные страхи. Тогда вы уже осознанно начнёте избавляться от них ради достижения своих целей.

10 психических заболеваний, которые маскируются под обычные черты характера

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Часто экстравагантные поступки мы списываем на характер человека. А что, если за этим кроется нечто большее? Выдающиеся американские психотерапевты Аарон Бек и Артур Фримен в книге «Когнитивная психотерапия расстройств личности» (Cognitive Therapy of Personality Disorders) раскрыли секреты человеческого темперамента.

Редакция AdMe.ru внимательно изучила труд этих ученых и подготовила для вас путеводитель по 10 чертам характера, которые могут принести своим обладателям немало проблем, если не держать их под контролем.

1. Халатность

В эту категорию смело можно записывать всех, кто стремится побольше отдыхать и поменьше работать. Разумеется, это обыкновенное человеческое желание, однако некоторые из нас частенько перегибают палку. Например, если сотрудник компании за год оформил несколько больничных, взял пару отпусков и бесчисленное количество отгулов, а при всем этом умудрялся еще и опаздывать, психолог бы поставил ему антисоциальное расстройство личности. Правда, для этого нужно, чтобы наблюдались еще и такие симптомы:

  • частая ложь, которая ничем не мотивирована;
  • стремление жить за чужой счет;
  • частое увольнение без дальнейших планов по трудоустройству, то есть «уход в никуда»;
  • растрата денег не по назначению (собирался купить продукты, а приобрел новую игрушку для приставки).

Бороться с антисоциальностью поможет тайм-менеджмент и награды. Достаточно расписать, какой презент можно себе сделать за то или иное достижение (например, пару дней прожить по составленному плану), и придерживаться расписания хотя бы в течение месяца, чтобы успела выработаться привычка. Еще при таких нарушениях психологи рекомендуют упражнение «Обзор выборов»: письменно ставится проблема, определяются возможные выходы из нее и преимущества / недостатки каждого. Это поможет принимать решения рационально.

2. Стеснительность

Поощряемая стеснительность со временем может перерасти в тотальное отчуждение и нежелание устанавливать связи с внешним миром. Люди, которые находятся на грани психического расстройства, перестают ощущать сильные эмоции и стараются ограничить себя в любых контактах, а поэтому часто выбирают удаленную работу или другую деятельность, которая никак не связана с коммуникацией.

Гипертрофированная интроверсия приводит к шизоидному расстройству личности, которое имеет такие признаки:

  • безразличие к критике и похвале;
  • отсутствие близких друзей или наличие только одного друга;
  • склонность часто и нереалистично мечтать;
  • чрезмерная чувствительность, которую невозможно или страшно выразить окружающим.

Предотвратить развитие болезни можно разными способами. Один из наиболее действенных — деятельность в группе. Подойдет любой кружок: рисование, изучение иностранного языка, йога или пилатес.


Для борьбы с возрастающей мизантропией стоит воспользоваться простым лайфхаком: вместо фразы «я не люблю людей» говорить «мне не нравится эта вещь» (черта характера, одежда, внешность, привычка или что-то другое). Такой подход позволит сформировать новую установку: в людях помимо плохого есть и нечто хорошее.

3. Прокрастинация

В эту категорию попадают бунтари, которые не желают подчиняться правилам в обществе. Выражается все в откладывании необходимых действий на когда-нибудь. Запущенная прокрастинация вполне может привести к пассивно-агрессивному расстройству личности, которое часто влечет за собой хроническую депрессию.

Немного бунтарства в школе или университете — явление вполне закономерное, и в нем искать истоки болезни не надо. О том, что прокрастинация переходит в новую фазу развития, могут говорить следующие симптомы:

  • раздражительность в ответ на просьбы сделать что-то не особенно приятное, но обыкновенное для большинства людей (например, вымыть посуду, убрать за кошкой или вынести мусор);
  • очень медленный темп работы и плохое ее качество;
  • обида на полезные советы окружающих о том, как сделать работу быстрее и лучше;
  • необоснованная злобная критика людей, которые наделены властью.

Сложность профилактики заключается в том, что человек обычно считает, что он-то ни в чем не виноват. Здесь отлично подойдет уже описанное нами упражнение «Обзор выборов». Еще рекомендуется социальная игра, в которой нужно ставить себя на место других людей, чтобы понять их чувства. Такая терапия остановит прогресс прокрастинации и сделает человека более чутким по отношению к окружающим.

4. Импульсивность и вспыльчивость

Человек, который не пытается взять под контроль гнев, рискует заработать пограничное расстройство личности. Одно из типичных проявлений приближающейся болезни — резкая и ничем не мотивированная смена мнений на радикально противоположные. Скажем, сегодня вы считаете, что жареная яичница ужасно влияет на ваш желудок, и ненавидите ее, а послезавтра с упоением готовите ее на завтрак.

Конечно, просто импульсивность ничем не грозит. Хотя задуматься стоит, если вы обнаружили вкупе со вспыльчивостью еще и такие симптомы:

  • непостоянные дружеские и романтические связи;
  • частые бездумные траты денег (собрались за кофеваркой, а купили второй телевизор);
  • неосторожное, на грани аварий вождение;
  • смена настроения без видимых причин и ощущение хронической скуки.

Отличная профилактика — курсы управления гневом и различные тренинги по самоидентичности. Полезным будет самоконтроль с поощрением. Например, если вы собрались за злополучной кофеваркой, купите именно ее (не прихватив с собой при этом полмагазина), а в награду приобретите вещь, о которой давно мечтали.

5. Самобичевание

Людей, подверженных самобичеванию, спокойно можно назвать страусами: при каждом удобном случае они прячут голову в песок, пытаясь укрыться от проблем. В психологии это называется избегающим расстройством личности. В запущенных случаях появляются панические атаки, депрессия и нарушения сна.

Самокритика в малых дозах полезна, потому что толкает нас на развитие, а вот в больших откровенно опасна для психического состояния. Тревогу бить можно, если наблюдается следующее:

  • сильная и мгновенная обида на критику или неодобрение;
  • избегание новых контактов, доходящее до абсурда (например, отказ от повышения, если оно требует общения с новыми людьми);
  • преувеличение потенциальных трудностей, физических опасностей или риска обыкновенных действий;
  • сдерживание себя в общении с людьми из-за страха сказать что-нибудь не то.

Действенное упражнение в этом случае — опровержение ложных предсказаний. Нужно записать свои предположения по поводу какого-нибудь действия, которое необходимо совершить. Например: «Если я пойду в незнакомый магазин поздно вечером, меня обязательно обворуют», — а потом совершить это действие и записать результат. Впоследствии, когда будут возникать сомнения и негативное предчувствие, достаточно лишь открыть блокнот с записями, чтобы убедиться: ничего страшного не случится.

6. Мнительность

Каждый из нас немножко параноик, и это нормально. Но некоторые люди в своих подозрениях переходят все мыслимые границы: взламывают странички в соцсетях, прослушивают телефонные разговоры и даже нанимают частного детектива. Человек, которого сомнения толкают на такие отчаянные действия, возможно, страдает параноидным расстройством личности. Это нарушение сопровождается следующими признаками:

  • необоснованное недоверие партнеру;
  • поиск скрытых смыслов в обыкновенных действиях людей (например, сосед нарочно хлопает дверью, чтобы вам досадить);
  • тенденция считать всех, кроме себя, виноватыми;
  • отсутствие чувства юмора, неспособность видеть смешное в бытовых ситуациях.

Отличный способ бороться с хроническим недоверием — завести список знакомых людей и ставить плюсики напротив их имени каждый раз, когда они в чем-то оправдывают ожидания (например, вы боялись, что парень на корпоративе забудет о вашем существовании, а он уделял вам внимание весь вечер). Когда в следующий раз возникнет какое-либо подозрение, достаточно будет взглянуть на количество плюсиков, и недоверие исчезнет.

7. Услужливость

Зависимость от близких — отличительный признак всех млекопитающих и, конечно же, человека. Полагаться на других совершенно нормально, а вот чрезмерная привязанность определяется в медицине как зависимое расстройство личности. Чертой, за которой кроется настоящее нарушение психики, считается большая трудность или невозможность принимать решения без одобрения авторитетного человека. Кроме того, заболевание сопровождают следующие симптомы:

  • согласие с окружающими, даже если они не правы;
  • ощущение дискомфорта в одиночестве и стремление сделать что угодно, лишь бы не быть одному;
  • совершение неприятных или унизительных действий с целью понравиться;
  • беспочвенные навязчивые мысли, что все люди вокруг — предатели.

Лучший способ борьбы — собрать доказательства своей компетентности, например: «я хорошо вожу машину», «я подготовил отличный отчет на работе» и т. п. Всякий раз, когда появляется желание попросить одобрения у кого-то, нужно посмотреть на список — это добавит уверенности.

8. Эмоциональность

Излишняя эмоциональность и чувствительность могут быть симптомом гистрионного расстройства личности, которое в миру называется просто истерией. Стремление привлечь к себе внимание естественно для человека, пока не переходит в вспышки гнева и припадки. Отличительная черта — очень эмоциональная речь и одновременно отсутствие в ней деталей. Например, на вопрос «А как выглядит ваша мама?» ответ последует примерно такой: «Она была очень хорошей».

Другие признаки расстройства:

  • постоянный поиск поддержки, одобрения и похвалы авторитетного человека;
  • невозможность сосредоточиться на одном деле в течение долгого времени;
  • поверхностные, быстро сменяющие друг друга эмоции;
  • нетерпимость к прокрастинации при постоянном желании что-то делать.

Один из отличных способов противостоять истерии — работа по таймеру. Необходимо поставить таймер на полчаса или час и все это время заниматься только одним делом. При кажущейся легкости упражнения выполнить его будет не так-то просто: излишне эмоциональным людям очень трудно усидеть на месте. А еще им трудно ставить цели, потому что мечтают они обычно о чем-то прекрасном, но неопределенном, поэтому замечательным решением будет ставить конкретные цели: достичь повышения через 2 месяца, научиться готовить ризотто к Новому году и т. д.

9. Перфекционизм

Отчаянный перфекционизм — прямой путь к обсессивно-компульсивному расстройству личности. Развитие заболевания обычно связано с тем, что общество ценит такие качества, как внимание к деталям, самодисциплина, эмоциональный контроль, надежность, подчеркнутая вежливость, и люди сильно увлекаются. Тогда эти замечательные свойства оборачиваются настоящей катастрофой: эмоциональной блокировкой, догматичностью, психологической негибкостью.

Тревожиться перфекционистам стоит, когда они обнаруживают следующие тенденции:

  • нежелание тратить время на себя из-за боязни стать непродуктивным;
  • отказ выбрасывать ненужные вещи с мыслью «для чего-нибудь пригодится»;
  • патологический страх совершить ошибку;
  • стремление делать работу за других из-за мысли, что никто больше не сможет сделать ее так же качественно.

Перфекционистам трудно усидеть на месте, потому что их существо требует немедленной деятельности, а поэтому психологи рекомендуют бытовую медитацию. Подойдут любые формы — от массажа до прослушивания музыки с закрытыми глазами. Чтобы закрепить успех, полезно записывать, сколько дел было совершено в дни без релаксации и в дни, когда она была. Это убедит перфекциониста, что отдых продуктивности не помеха.

10. Завышенная самооценка

Завышенная самооценка намного лучше самобичевания, хотя и здесь есть свои пределы. Почувствовав прелесть осознания себя как умного, красивого и вообще самого лучшего человека, недолго впасть и в настоящее нарциссическое расстройство личности. А оттуда рукой подать до депрессий, чувства неполноценности и прочих «прелестей», которыми страдают люди, возомнившие себя наполеонами:

  • скрытый или явный гнев в ответ на любую критику;
  • использование людей для достижения собственных целей;
  • ожидание особого отношения к себе (например, в очереди такого человека все должны пропускать, а почему — он и сам не знает);
  • сильная зависть и постоянные грезы о немыслимом богатстве.


Главная проблема нарцисса — несоответствие ожиданий и реальности, а отсюда и побочные: ощущение никчемности, частая смена настроений, страх попасть в неловкое положение. Одно из упражнений по борьбе с расстройством — снизить планку желаний до реально достижимой. Скажем, вместо покупки шикарного авто можно приобрести туфли в ближайшем магазине обуви.

Расскажите, а вы когда-нибудь сталкивались с ситуацией, когда какая-то черта характера мешала вам или вашим знакомым нормально жить?

10 типичных страхов перед сменой профессии

Знакомство с учебными заведениями, представленными в городе Серпухове и районе, профессиями и специальностями, востребованными на данный момент на рынке труда.

Помощь в выработке плана подготовки к поступлению в соответствующее учебное заведение.

Люди, которые работают на сцене, актеры или музыканты, испытывают страх провала. Многие из них суеверны и ис­пользуют разные мистические способы, чтобы избежать неудачи. Например, актеры садятся на текст роли, если он выпал у них из рук. Этот страх связан с высокой заинтересованностью в победе. А если человек мотивирован к успеху, он может так сильно тревожиться, что в результате у него ничего не получается.
С другой стороны, отсутствие переживаний о предстоящем выступлении пагубно влияет на уровень подготовки к нему. Во всем важна «золотая середина». В итоге человек хорошо подготовлен, контролирует себя, более внимателен, ловчее, свободнее.

Учителя часто боятся допустить ошибку и, особенно, признать ее, показаться некомпетентными, потерять авторитет. Не очень знающий учитель может очень строго спрашивать с учеников и наводить на них настоящий ужас. Такой учитель не вступает в диалог, не умеет объяснять. Он только спрашивает и карает. Так человек компенсирует слабость своей позиции и страх разоблачения.

Школьные психологи боятся отсутствия поддержки со стороны учителей или неадекватного взаимодействия с ними. В школе, обычно, главным считается учитель, а психолог на вторых ролях. Бывает, что мнение психолога вообще ни во что не ставят. Специалист чувствует, что его не уважают, и сам начинает сомневаться в своей компетентности.

Врачи боятся совершить ошибку, навредить, причинить боль. Когда у пациента во время операции останавливается сердце, врач может испытать настоящий страх. Тем не менее, его страх может пойти даже на пользу, потому что под действием эмоции хирург начнет действовать быстрее и решительнее. Врач может испытывать чувства разной интенсивности — тревогу, боязливость. Если страх парализует человека или, наоборот, заставляет действовать, то боязливость делает его более осторожным. Тогда врач не экспериментирует, старается лечить проверенными средствами, направляет к смежным специалистам, назначает подробное обследование и т.д. И это не плохо, а хорошо.

Полицейские, руководители служб безопасности могут бояться потерять власть, так как это самый сильный инструмент воздействия на действительность.

Киноактеры, журналисты, представители научной среды могут бояться разочарования в себе и в результатах своего труда. Например, некоторые актеры не смотрят фильмы со своим участием. Другие, наоборот, страдают, когда их не показывают по телевизору. Это страх быть забытыми, нелюбимыми и неизвестными.

Системные администраторы могут бояться авралов, аварий, поскольку в такие моменты попадают под сильный прессинг. Пока они «разруливают» ситуации, фирма стоит и теряет деньги.

Адвокаты могут испытывать трепет перед приходом в суд. Боятся судей и прокуроров, от которых сильно зависит исход сражения.

Бухгалтеры боятся проверок. Если проверки проводятся часто, бухгалтер чувствует уже не страх, а тяжелую заботу.

Менеджеры по персоналу могут бояться, что новые сотрудники не пройдут испытательный срок или не оправдают ожиданий. Такому специалисту тяжело принимать решения, он испытывает тревогу, пока новый сотрудник не пройдет испытательный срок.

Продавцы боятся увольнения и своего начальника. Часто в магазинах недостача покрывается из зарплаты продавцов, и продавцы страшатся этого.

Люди бесстрашных профессий

Паническую атаку — сильный мучительный приступ необъяснимой тревоги — хоть раз в жизни переживали многие. Студентка Анастасия Чирская — слушательница курса Non-Fiction в Creative Writing School, который вели шеф-редактор «Батеньки» Ольга Бешлей и его издатель Егор Мостовщиков, — хотела исследовать природу такой паники, потому что сама ежедневно борется с большим количеством страхов. Самиздат предложил ей поговорить с людьми, чья работа ежедневно связана с риском. Так Анастасия встретилась с каскадёром Виктором, руфером Виталием и — неожиданный герой — детским врачом-онкологом Дмитрием.

Одним зимним вечером я вдруг поняла, что завтрашний день для меня не наступит. У меня началась истерика. Я металась по комнате и не могла с собой справиться. Потом меня стошнило. После этого пришли апатия и жуткий озноб.

Вы можете загуглить «паническая атака» и найти множество статей по этой теме. Почти в каждой из них сказано: «Паническая атака длится от нескольких минут до нескольких часов». Звучит обнадёживающе. Если, конечно, твои приступы не повторяются каждый день по нескольку раз.

На следующее утро после первого приступа я пропустила занятия в школе. Весь день провела на диване, кутаясь в плед. Мой пульс был 130. Я даже не могла добраться до кухни. Паника — страх — паника. Таким был ритм моего дня. И следующий день в точности повторил предыдущий. И тот, что следовал за ними, не отличался. Я почти не ела, паниковала и старалась лишний раз не шевелиться.

Облегчение наступало только во сне. Но, чтобы уснуть, мне нужно было преодолеть страх, сравнимый со страхом смерти. Я просыпалась, изумлённая тем, что жива, и засыпала, уверенная, что никогда больше не проснусь.

Спустя неделю такой жизни я поняла, что сама не справляюсь, и пошла к психиатру. Приём проходил в полутёмном кабинете. Врач оказался именно таким, какими изображают психиатров в кино: бесцветный, кивающий головой человек. Поговорили о жизни, о проблемах, о суициде. Сеанс я покинула с рецептом на покупку нейролептиков и транквилизаторов.

Следующая неделя прошла ровно, хоть и уныло. Я принимала таблетки, ходила на учёбу, в свободное время бесцельно пялилась в окно.

Чтобы прийти в себя, мне потребовалось около месяца. От таблеток я отказалась сразу же, как заметила, что они превращают мои переживания в картофельное пюре. В конце концов я пришла к своей норме — к тем страхам, которые вызывали беспокойство, но не заставляли запираться в квартире на две недели. Например, к страху темноты, полётов на самолёте, иголок, зеркал и публичных выступлений.

Да, я много чего боюсь.

А есть те, кто ежедневно сталкивается с такими рисками, которые могут показаться чрезмерными не только мне, но и любому человеку.

И я решила с такими людьми поговорить. И заодно преодолеть свой страх общения с незнакомыми людьми.

Общение с людьми всегда вызывало у меня сложности. Переписка? Ужас. Личная беседа? Кошмар. Телефонный звонок? Ад.

Да, особенно звонки. Либо связь обязательно портится, либо слышимость почему-то снижается. И вот ты уже тот самый идиот, который постоянно переспрашивает и всё равно не может ничего понять.

Слава богу, для этого текста мне не пришлось звонить. В поиске героев для материала меня выручил мессенджер Фейсбука. Хотя и переписка вызывала тревогу: я либо ждала, что мне откажут во встрече, либо надеялась, что моё письмо затеряется. Но ни того ни другого не произошло. Почти все люди, с которыми я хотела поговорить, согласились — не сложилось только с артистами Московского Государственного цирка.

Мой первый герой — Вадим Павленко — уже семь лет работает каскадёром, хотя не считает это работой или профессией. Скорее, образом жизни. Каскадёром он мечтал стать ещё в детстве, когда подражал Брюсу Ли и учился по его фильмам различным приёмам. Но путь к мечте у него был сложным. В беседе с ним мессенджер выручил больше всего — ведь я в Москве, а Вадим в Киеве.

В семнадцать лет Вадим пошёл работать в чешский цирк шапито, который тогда гастролировал в Украине. Работа разнорабочего была тяжела, тем более для подростка, поэтому вскоре Вадим уже начал подумывать бросить. Но тут подвернулся счастливый случай: из цирка уехал факир, а заменить его — некем. Директор был в панике. Срочно требовался новый факир. И выбор пал на Вадима — молодого, сильного, готового работать. Его обучили, дали реквизит — и вот уже через два дня ему предстояло выступить на сцене перед публикой. Тогда-то он впервые и столкнулся с необходимостью перебарывать страх.

Уже подходил момент начала выступления, а все мысли Вадима были о том, что в зале сидят полторы тысячи человек, которые будут наблюдать за каждым его движением. И накосячить просто нельзя. Но он закрыл глаза и сказал себе: «Соберись. Тебе дали шанс, на тебя надеются. Ты просто не можешь подвести». Для первого раза выступление прошло довольно неплохо. Потом стало легче. Каждое новое представление вызывало всё меньше сложностей. Но спустя восемь месяцев цирк закончил свои гастроли. Для Вадима пришло время возвращаться домой, в родной Тернополь.

В течение многих лет после жизнь Вадима была богата на события. Сразу по возвращении домой он ушёл в армию. Вернувшись, влюбился в девушку. Но её отец оказался связан с криминалом, и как-то незаметно Вадима тоже втянуло в эту историю. Когда понял, что дело может кончиться плохо, решил вернуться в армию — поехал по контракту на войну в Ирак.

Отслужил год. Вернулся, когда ему исполнилось двадцать четыре. Говорит, что служба его изменила: он стал чётче понимать, где хорошо, где плохо. Однако долгое время не мог найти себя и продолжал жить армейскими стереотипами. Окружающий мир начал казаться ему жестоким и фальшивым.

В кино Вадим попал во многом благодаря случаю. Работал охранником в клубе — и вдруг услышал от одной из танцовщиц, что она недавно была на съёмках. Он попросил у неё контакты съёмочной группы — и вскоре оказался в массовке. Потом начал общаться с постановщиком трюков и понял, что хочет быть каскадёром. Пришлось пройти проверку на здоровье и физическую выносливость, затем — обучение.

Так и стал каскадёром.

По словам Вадима, его профессия — это всегда стресс. Но каскадёры умеют с этим справляться.

Дальше он говорил об ответственности, о том, что режиссёр и продюсеры ставят задачи, их нельзя подвести. Боишься, не боишься — неважно. Нужно играть и делать, пока не будет команды «Стоп!».
— Однажды, — вспоминает Вадим, — один из моих постановщиков трюков на четвёртом дубле сорвался с третьего этажа, упал на асфальт, встал, побежал — как было нужно по кадру, забежал за камеру. Смотрит, а у него нога болтается. Перелом. Но, несмотря на это, доиграл сцену. Ну а потом можно и поплакать.

У самого Вадима в его карьере тоже не обошлось без травм. Задний вывих плеча и перелом головки сустава. Отходил от травмы и разрабатывал руку целый год. Плечо он повредил во время выполнения одного из трюков — его должна была сбить машина на скорости 35 километров в час. Первый дубль прошел нормально, а во время второго он слишком жёстко упал на землю. Но даже после этого он продолжал работать. Чтобы попасть на съёмки, ему даже пришлось отменить операцию.

Вообще трюки с автомобилями Вадим считает одними из самых сложных. Вторым по сложности, как ни странно, является падение на месте — когда нужно отыграть смерть персонажа. В таком трюке важно правильно подстраховаться — особенно если отыграть просят «жёстко». Иначе это чревато травмами.

Иногда каскадёрам приходится выполнять трюки с горением. В них Вадим не видит особой сложности. С огнём он работал, ещё будучи факиром в цирке. Хотя сам по себе трюк является довольно опасным.
— Во время такого трюка нужно понимать, куда дует ветер, — говорит Вадим, — и подстраиваться под него, задерживать дыхание. Если вдохнуть, это будет фатально.

Но как бы осторожен ты ни был, профессия каскадёра в любом случае неразрывно связана с негативными последствиями для здоровья.
— Железо ломается, — говорит Вадим, — а мы не железные. Со временем разбиваются суставы и так далее. С возрастом это всё наружу всплывать будет. Каким бы ты ни был здоровым, пока молодой, — со временем неизбежно всё приходит в негодность. Но, как я уже говорил, это образ жизни. Если встал на этот путь, свернуть уже нельзя. Да и к тому же, чем бы ты ни занимался, всему есть своя цена.

Я всё ждала, что Вадим откроет мне секрет своего бесстрашия, расскажет о приёмах, которые помогают справиться в критической ситуации. Но он сказал, что рецепт у него один: «Чтобы побороть страх, нужно просто посмотреть ему в глаза».

Моим вторым героем стал Дмитрий Евсеев, детский врач-онколог, вернее, онкогематолог*. На место встречи я пришла пораньше: хотела лично убедиться, что потолок в торговом центре внезапно не обвалится и разговор состоится. Сидя за столиком, я нервно рисовала в блокноте, снова и снова объясняя самой себе, что незнакомый человек — это всего лишь человек, и у меня нет поводов для волнения. Наконец назначенное время наступило. Онкогематолог пришёл, взял себе стаканчик кофе, и разговор начался. Задавать вопросы оказалось не так тяжело, как я ожидала. Во многом потому, что мой собеседник выглядел крайне дружелюбно.

Оказалось, он врач в шестом поколении. Врачами были оба его родителя, так что в некотором смысле его судьба была предопределена. Но он никогда не думал, что выберет именно это направление в медицине. Учиться он поступил на иммунолога: хотел лишь получить сертификат специалиста и уехать за границу. Но в процессе понял, что хочет остаться в интенсивной медицине, работать с пациентами.
— А нет сложностей в общении с ними? — спросила я.
— Ну, сначала нужно завоевать доверие. А это сложно. Необходимо общаться с пациентами… вернее, с родителями пациентов, — поправился Дмитрий, — обговаривать с ними все вопросы, все проблемы, объяснять, что и зачем ты делаешь. Ну и доверие детей тоже непросто завоевать. Мой подход заключается в том, что я стараюсь не обманывать. Если будет больно, я скажу, что будет больно. Если больно не будет, я тоже так и скажу. Через какое-то время устанавливается контакт, основанный на доверии. И дети не ждут подвоха.

Дмитрий рассказал, что одна из самых утомительных вещей в его работе — необходимость держать лицо: что бы ни происходило в личной жизни врача, на работе он всегда должен быть настроен оптимистично, потому что поддержка требуется его пациентам. «Для того, чтобы совершить однократный подвиг, требуется лишь решимость. Один раз грудью амбразуру закрыл — и всё: больше не надо будет, — говорит Дмитрий. — А когда ты каждый день принимаешь жизненно важные решения, они как будто утрачивают значимость». Необходимость брать на себя риски, борьба за чужую жизнь — по словам Дмитрия, всё это как будто становится образом жизни самого врача. Тем более, что в работе много рутины: нужно считать балансы, следить за всеми показателями, измерять задержку жидкости в организме пациента и так далее. «В какой-то момент, естественно, ты можешь истощиться, — говорит Дмитрий. — На длинные дистанции это делать гораздо сложнее, чем один раз».

Тут у Дмитрия пискнул телефон.
— Прошу прощения, — сказал он. — Вот видите, пока мы с вами общаемся, мне сообщения приходят.

Он развернул ко мне экран телефона. Там была фотография кардиограммы.
— Я сейчас на самом деле в отпуске, — пояснил он. — Но это нормально для врача-онколога. Ты постоянно на работе. Ушёл в отпуск, а у кого-то из пациентов возникли проблемы. В этом году случай, например, был: праздновали с девушкой Новый год у моих родителей на даче. Недавно начали встречаться, так что она видела их второй или третий раз в жизни. И первого января мне позвонили с работы и сказали, что нужно быть. И мне пришлось собраться и уехать. А она осталась там с ними. Ну а что делать?

Тут я наконец задала вопрос, который волновал меня больше всего: чего боится врач, который ежедневно борется со смертью?

*Онкогематология занимается злокачественными заболеваниями кроветворной системы

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все языки программирования для начинающих